#книжное

Книга историка гражданской войны Ильи Ратьковского «Хроника красного террора ВЧК» — это подробное описание того, что происходило в России во время царствия в ней контрреволюции и иностранной интервенции. 

Красный террор был введён как ответная мера.

2ff271a51914e423f2173.jpg

Обратимся к первоисточнику — декрету о красном терроре: «Совет Народных Комиссаров, заслушав доклад Председателя Всероссийской Чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и преступлением по должности о деятельности этой Комиссии, находит, что при данной ситуации обеспечение тыла путем террора является прямой необходимостью;

что для усиления деятельности Всероссийской Чрезвычайной Комиссии по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и преступлением по должности и внесения в неё большей планомерности необходимо направить туда возможно большее число ответственных партийных товарищей;

что необходимо обеспечить Советскую Республику от классовых врагов путём изолирования их в концентрационных лагерях;

что подлежат расстрелу все лица, прикосновенные к белогвардейским организациям, заговорам и мятежам;

что необходимо опубликовать имена всех расстрелянных, а также основания применения к ним этой меры».

Ратьковский И. С. в своём труде делает акцент на положении, в котором оказалась молодая Советская Республика с самого своего рождения. Удар за ударом следовал со всех сторон. Белый террор при активном участии Финляндии и создание концлагерей интервентами. Теракты, саботаж и диверсии со стороны эсеров и анархистов. Тяжёлая ситуация с продовольствием в Петрограде. Практически рядовым явлением были покушения на партийных работников. Одни из самых громких — покушения на Володарского, Ленина и Урицкого. Именно убийство последнего послужило причиной для выхода декрета о красном терроре.

Современная буржуазия и её прихвостни в попытках подавить растущее классовое сознание граждан постоянно раздувают мифы о кровавости большевиков и диктатуры пролетариата, особо демонизируя период, когда пролетариат предъявил счёты паразитам всех мастей.

Казни случайных невиновных, казни без суда осуществлялись и под красным флагом. Коммунистическая партия, в отличие от белых, всегда это осуждала и сурово наказывала преступников в своих рядах.

Вот что говорил Дзержинский на следствии по делу красного командира, эсера Муравьёва: «Худший враг наш не мог бы нам столько вреда принести, сколько он принёс своими кошмарными расправами, расстрелами, самодурством, предоставлением солдатам права грабежа городов и сёл. Всё это он проделывал от имени советской власти, восстанавливая против нас всё население».

Большевики как никто другой понимали, что «заслуги перед партией обнуляются в полночь» и не могут оправдать преступлений перед народом и революцией. Примером большевистской беспристрастности является суд над членом партии П. Е. Дыбенко, признанным следствием виновным в самочинных расстрелах и дезертирстве. 

При огромном количестве врагов советской власти в эпоху красного террора самих чекистов было немного — примерно восемь сотен. Они составляли передовой отряд, работавший в условиях, когда фронт буквально везде. Холодная голова, чистые руки и горячее сердце — девиз бойца, подкованного в теории и применяющего учение Маркса на практике.

Автор: zelenkoff

Художник-иллюстратор: ksunblik