Текст АНДРЕЙ ЖИЛЬЦОВ
Иллюстрации ЕВГЕНИЯ СТАВИЦКАЯ

image_2020-10-07_14-13-48.png

КРАСНАЯ ШАПОЧКА ИНСУЛИН

Что-то типа вступления

Склад ждёт, пока Валёк наговорится по мобильному телефону с двадцатиоднолетней пиздой, которая уже второй год, после того как они произвели так называемое бракосочетание, не может найти хоть какую бы то ни было работу или иной способ заработка, что, впрочем, не помешало ей отмежеваться от малоприятного внешнего мира в соц. сеть инстаграм. Что делают безработные калужские пёзды в подобной сети, чем они там удивляют друг друга, мне решительно неизвестно, однако доподлинно известно, что ей абсолютно наплевать на 3,6-метровые упаковки сайдинга от производителей grand line и Docke (grand line, одно из представительств которого у нас в Обнинске расположено, разваливается у Вас под ногами — но для калужан, которые ещё помнят, что такое рубероид, сгодится, немец Дёке попрочней, при разгрузке/погрузке по нему можно свободно ходить-прыгать-вертеть черепаху на руке — выдержит), три вида металлочерепицы: стальной кашемир, шёлк и бархат и прочие ондулины, с которыми должен работать её супруг. А зря! Поскольку, если за время их малоумного трёпа по телефону кто-нибудь из соседей упрёт рулон другой ондулина – вычтут эту стоимость из зарплаты кладовщика, а деньги там, заметим, немалые. И не видать этой девочке ремонта айпада, решения проблем здоровья по женской линии и прочих жизненно необходимых вещей.

 

Надо заметить, что тема эта (металлочерепица, фасады, кровля и всяческие ондулины) прибыльная, тем более если не с нуля начинать. Достаточно просто ориентировочные цены в сети загуглить и представить себе покупателей подобной продукции. Прямо скажем, что честный трудяга такое может позволить себе в очень редких случаях. Я же находился ещё в более выгодной ситуации, поскольку организация, куда я прибился, являлась не начинающей и даже не числилась среди средних игроков на рынке, а, напротив, была одним из центральных, с какими-то бешеными скидками и т. д. Собственно, в городе Калуге мы подготавливали к функционалу 6-й или 7-й филиал данной фирмы. В общем, практически работа мечты, но, конечно, смотря для кого. Я здесь оказался в компании двух моих бывших одноклассников — Лёхи ака Алексей Сергеевич (в его визитке значилось Заместитель по региональному развитию) и Валентин (Заведующий склада) — что это за люди, сильные и слабые стороны их характеров попробуем выяснить и разобраться по ходу текста. Повествование будет съезжать в стороны довольно часто, не обессудь, дорогой читатель.

 

Мне было предложено превратить их дуэт в трио, начав с должности «работник склада». Я что-то невнятно пробормотал про 23 000 рублей, оценив так свои способности на незнакомой для меня должности и задумался собственно о Складе. Должность складского работника привлекала меня тем, что: «Это должно быть свой отдельный микромир, куда не часто заглядывает начальство, но зато рождается быт, мифология и особая творческая среда не самых перспективных слоёв общества» — размышлял я. А что подобная география комфортная для меня среда обитания, в этом я удостоверился ещё со времён моего трудового дебюта на Обнинском Почтамте, где случилась у меня моднейшая пролетарская инициация.

 

Про Алексея Сергеевича

 

По мере нарастания важности дела Алексей Сергеевич переходил с блюзов на речитативы, и вместо привычных обращений, не привязанных к личности: «долбоёб», «мудила», «еблан», прилетали обращения, указывающие на твои конкретные огрехи и личностные черты. Так ближе к финалу октября я был удостоен званий «белгородский наркоман» (несколько даже льстило мне, поскольку мой опыт взаимодействия с веществами все-таки оцениваю, как скромный), «алкоголик ёбнутый» (что есть, то есть!) ну, и классические сравнения трудовых телодвижений с движениями в постели с любимой женщиной (разумеется, не в пользу второго). Поначалу, конечно, такое сильно напрягало, но уже на втором месяце прагматичность и смирения взяли своё и слыша подобное, в мозгу просто накидывал тыщу другую денежных средств формируя ту сумму за которую согласился бы сносить подобное, если все же решу остаться. И все-таки полностью закрыть глаза на подобное не получилось.

 

Лицо искажалось в такой немыслимой злобе, что казалось, сквозь него порываются ругательства из самого Ада! В чем-то это даже было красиво, особо не имело значения, что он произносил, а куда интересней наблюдать, как этот поток исходил из недр сознания (или хуй его знает, откуда) на грешную землю. Порой даже казалось, что несовершенная человеческая структура если успевала переводить эту великую энергию зла в человеческую речь! Но глаза, глаза и взгляд! Казалось, что они сейчас выпрыгнут из орбит, кожная ткань порвётся со всем прочим внешним, как в фильмах какого-нибудь Шванкмайера и пред тобой предстанет в лучшем случи когорта чертей из преисподние или какое-то абсолютное зло в том виде, которое даже вообразить сложно. В общем, в такие минуты Алексей Сергеевич превращался в фигуративную живопись в стиле гротескного реализма, как есть. То есть человек был реально на грани бешенства, истерии и подобных вещей. Впрочем, подобные вспышки, как правило, не затягивались и возврат в доброжелательного Лёху происходил также стремительно, как и начинались атаки. Так мы и жили в режиме: лайнер терпит крушение, а затем неунывающий командор снова с Вами.

Я, как человеку с не искоренённым чувством пацифизма(какая гадость!) внутри, поначалу пытался бороться с этим т.к. видел здесь патологию рабочего процесса. Ну, не должен быть на грани истерии человек! – считал я. Но все мои попытки повлиять на ситуацию её только обостряли, поскольку я начинал дёргаться, как сучка, нервничать, одновременно с этим стараясь усердней работать, забывая, что эти вкупе все это плохо сочетаются друг с другом и в итоге начинал суетиться, косячить, тупить, пуская рабочий процесс по пизде ещё больше, в аккурат до того, пока Алексей Сергеевич окончательно не рассвирепеет и не заменял меня на кого-нибудь посноровистей.

image_2020-10-07_14-14-19.png

За подобные эмоциональные всплески я не винил уж слишком Алексей Сергеевича, потому что постоянно прокручивал в голове, что у него новорождённый ребёнок (а это целый мир беспокойных бонусов), он ворочает гигантскими деньгами (у меня же не всегда хватало на джин-тоник) а как следствие уровень ответственности соответствующий. Так что, причины нервничать есть. Но как бы ты у себя в голове не разложил по полочкам поведения своего товарища, как бы всем сердцем не оправдал его, когда грубая реальность встречается уже с твоими истинными, прямо скажем, мелковато-приземлёнными желаниями, невольно возникает вопрос: какого хуя? Я, блядь, пришёл служить складским работником, а не ебучим строителем! Хочу разбрасывать карты Таро ”Старик Хоттабыч”, разработанные ростовским дизайн-бюро с простыми работягами, а не со своим начальником какую-то неведомую хуйню строить! И уж тем более на контакты с неврастениками не подписывался, и где вообще мои охуительные доплаты за то, что я блядь обо всем этом думаю, переживаю, и стараюсь, в конечном счёте?! А нет доплат, нет и настроения придавать этому большое значение. Постепенно интерес к строительству и новому для себя опыту начал стремиться к нулю и если представлялась возможность, я сплавливал Валентина Анатольевича на подобные трудовые подвиги.

Такие ситуации наглядно показывают, что как не крути, но ни у меня, да и, пожалуй, у всего нашего коллектива не получалось сопереживать за общее дело, так как ратовал Алексей Сергеевич. Мы, кстати, по пути домой нередко обсуждали с ним подобное, как, дескать, развить в сотрудниках этот уровень самоотдачи и вовлеченности? Тут не буду кривить душой, и совершенно искреннее скажу, что в моменты таких душещипательных бесед я переходил в режим необязательного бормотания, а сознание и мысли мои уплывали далеко-далеко к Анастасии Николаевне (если дело шло ближе к выходным, потому как на выходных была реальная маза к ней уехать и, например, наблюдать её обнажённой и курящей в окне гостиницы с воодушевляющий названием «Патриот») или же в миры питейных заведений «Диканька», «Дом для Дома», «У Юры» и т. д. Это увлекало меня ЗНАЧИТЕЛЬНО больше, чем бредни про вовлеченность в общее дело. Вовлекайтесь сами, а мне итак неплохо. Тут любопытно, чувствовал ли Алексей Сергеевич, что мне похуй-нахуй на его великое дело жизни, или все же в живёт и здравствует Великий Актёр?

image_2020-10-07_14-14-39.png

КОРОПОРАТИВ.

Сегодня планировалось обить ОСП внешнюю сторону, точнее, - лицевую, где будущий вход будет, нашего могучего складского комплекса, параллельно думали, как её утеплить, но тут чот Алексей Сергеевич разговорился с соседскими подрядчиками, руководитель которых себя докой в этом деле проявил и, как я понял, там сказке ещё далеко до развязки. Но подрядчик приволок шуруповёрт по металлу и мы с Валентином Анатольевичем приступили! Как всегда со слабым осознанием практической цели и смутным пониманием, что должно получиться в итоге. Однако я был воодушевлен ибо сегодня пятница, а в этот день у меня хороший настрой ВСЕГДА! Провозюкались до обеда, выполнив ровно половину от поставленной задачи. Подкрепились и по возвращению обнаружили, что соседи уволокли свою металлическую дрель, а без неё продолжать было весьма затруднительно, вдобавок Алексей Сергеевича выявил косяки в интервале крепления любимых брусьев 150x150 и дело шло к переделке с нуля. Мы приуныли, однако несильно. Алексей Сергеич дал команду – перекурить. Перекур затянулся на час с лишним, во время которого Мелихов традиционно ушёл в телефон, да так и разменял почти весь час, на общение с пиздой, которая все ещё не нашла работу, а я весьма душевно пообщался с нашим водилой Женей, который поведал заебатые истории про финский алкоголизм, алкоголизм в нашей обнинской пожарной части и самый хит историю о том, как он работал в местной интернет компании, где из штата численностью 9 человек не пил только он, а остальные начинали воцарять прям с первых часов рабочего дня и так полную рабочую неделю. История венчалась тем, что к ним приехали три проверяющих из столицы и по каким-то неведомым причинам, во время застолья, где рука об руку сидели с работягами, стали покушаться на водку этих самых трудящихся, но их калужский руководитель оказался парень не промах, увидев, что у подопечных ошалевшее столичное начальство хочется забрать буквально последнее и самое Святое, взял одного из представителей столичного хамла за пиджак и произнёс: ты какого хуя их водку берёшь, когда у самого в пиджаке пузарь?! Говорят, пристыдил. Вот это я понимаю солидарность и вовлеченность!

image_2020-10-07_14-15-59.png

И тут стукнуло 15-00. Женя куда-то отбыл по своим делам, предварительно договорившись, а мы с Валентином Анатольевичем поплелись в офис узнать чем заняться до конца рабочего дня раз уж с дрелью по металлу не сложилось и неслабо охуели, когда вместо конкретных указаний, мы около часа проболтали о какой-то личной хуйне (в диалогах участвовала будущий менеджер Марина) , а дальше случилось что-то вроде импровизированного мини-коропоратива. Алексей Сергеевич делегировал нас за какой-то провизией, но без спиртного, что достаточно быстро и исполнили. Принесли, разложились и понеслось невообразимое. Алексей Сергеевич, видимо, для еще более сплочения наших и без того прочных духовно-трудовых скрепов завел неоднозначные разговоры о B.D.S.M., свинг-вечеринках, секс-шопах, гомосексуалистах и про прочие сексуальные эксперименты и, дескать, кто как преуспел в разнообразии своей сексуальной жизни. Сразу отметим, что уверенно говорить о подобном получалось только у самого инициатора. Остальные же хихикали, краснели, смущались и очень нечленораздельно, будто в миг разучились слаженно составлять предложения, выдавливали из себя какие-то слова, которые больше походили на поспешно придуманный вымысел, чем на удалую эротическую быль. Марина промямлила, что секс с двумя мальчиками никогда не был популярен в Калуги у девочек и что свинг ей претит; Валентин Анатольевич рассказал, как один раз со своей пиздой (той самой, которая никак не может найти работу)вроде как случайно забрел в секс-шоп; я попытался было ограничится историей, как помогал барышням опять же из секс-шопа разгребать в зимнюю пор снег возле их торговой лавки, на поскольку так уж повелось, что я тут как бэ эпицентр охуительных историй начал вещать о знакомых обнинских гомосексуалистах, надеясь вызвать приступы отвращения и закрыть эту щепетильную беседу. Однако план не сработал. Алексей Сергеич, зная о моих грешных делах прошлого, все более настаивал, мол, ты про жриц любви давай вещай! Сам он, кстати, как и полагается инициатору разговора, выдал на-гора чудо-историю, как выполнил за раз двух или трех сексапильных красавиц, про оргию на даче какого-то кореша и ряд более скромных историй, которые, впрочем, не менее красноречиво давали понять, что перед нами эдакий Пьер Вудман от Обнинска. Я, как человек вхожий в столичные богемные круги всяких там художников попытался припомнить нечто подобное, но вес же мои истории – это скорее продукт чувств к одному человеку. И тут не то чтобы я ханжа какой, но почему-то стало тошно и стыдно! Стыдно, что Алексей Сергеевич, затевая эту беседу окончательно попутался и забыл, кто перед ним сидит.

 

Немного истории. Валентина пригласили сюда с завода ОГРИГАЗПОЛИМЕР, где он трудился ровно 11 лет и последнее время еле сводил концы с концами с зарплатой +/- 25 000,00 деревянных. Надо отметить, что Валентин не пьёт алкоголь уже около семи, а может и того больше, лет. Примерно столько же время у него не было девушки. Будучи очень скромным человеком, какие-либо шашни с дамами Валентин позволяла себе исключительно под шефе. Соответственно, прекратилась выпивка – закончились шальные знакомства. Я, конечно, могу ошибаться наверняка, что-то у него было за эти долгие семь лет, но одиночество там довольно мощное было. Оттого-то он и так привязался к этой калужской малолетней дряни, у которой ни мозгов, ни денег. ОГРИГАЗПОЛИМЕР кроме максимального 6-го разряда и выше оказанной суммы вот уже года 4 ничего предложить не мог, а напротив, зарплату делал ниже, а условия труда хорошо если оставляет какие были. А теперь представьте 11 лет бесперспективного завода, из них семь лет практически полной пустоты в плане любви физической, и вот какое при таких раскладах, скажите мне, разнообразие сексуально жизни? Неплохо было бы иметь эту самую жизнь для начала.

 

Мне кажется, уважаемому мной Валентину Анатольевичу никакой радости слушать подобные телеги! А ведь, сука, давит карьерист простого работягу на моих глазах! Этими блядскими историями запустил механизм психологического давления, мол, вот какой я успешный, полюбуйтесь! Трех самок! Оргии на даче! Да сам Калигула по сравнению со мной – дистрофан тифозный! И сидит перед ним этот замудохонный тридцатилетний парень из простой семьи, слушает всю эту хуйню и невольно думает, что он чмо и тряпка по жизни. Или еще хуже, что жизнь сама эта ему только два исхода предлагает – удачный и противоположный.
И здесь для того, чтобы развеять это глупое бесноватое заблуждение, должны появляться такие люди, как пишущий эти строки. Меня на такой дешевый понт не возьмешь, подобные спич рождает во мне не чувство зависти, а скорее что-то вроде ”давай-ка прекращай свой дешевый базар”. Мои месяца непрекращающегося онанизма, переходящие в годы, приостановить которые помогали только (за материальное вознаграждения, естественно!) падшие женщины ака сестры милосердия не являлись чем-то постыдным, как постыдным не являлось и отсутствие перспектив, низкая зарплата и любое другое социальное дерьмо, потому как в отличии от Валентина я не вижу в этом проблемы, а даже если проблема появляется всегда есть возможность превратить ее в предмет иного толка, и подобные жизненные обстоятельства меня скорее вдохновляли (как читала великая обнинская рэп-группа “онанизм неудачников – это то, что…” юноу), потому как где проституция, алкоголизм, безденежье и социальное дно, там и рождаются отличные тексты. Но это что-то мы уходим от условной темы журнала – жития рабочего человека.

 

Возвращаемся, но сначала ещё пару слов о Валентина Анатольевиче. Валёк – мой персональный герой рабочего класса, без его нахождения здесь я хуй бы подписался на такую авантюру. Да что там, рабочего, пожалуй, Валентин - это ещё и один из последних островков того понятия дружбы, которое было у людей рождённых в период 88-89 гг., когда сначала за кореша, потом за себя; когда ночные звонки и он приезжает за тобой пьяным в соседний город; ну и прочие большие и маленькие жизненные аспекты.

 

Он же для меня самого самая трагичная фигура в этой истории - Валёк. Простой порядочный работяга, человек без двойного дна в отношениях застрял в прессинге капиталистической системы с одной стороны и умерщвлённой стены собственной фантазии с другой. И если в первом я могу винить время и обстоятельства, то второй пункт во многом и моя вина. Являясь одним из немногих людей его окружения, который хотя бы чуть-чуть что-то читает, интересуется мог бы выступить проводником чуть дальше, чем есть или хотя бы поработать с его взором на окружающую действительность. Но понимая, что это в данном случаи слишком долгосрочный процесс я попросту положил хуй на это и каждое наше общение после необязательного дайджеста незначительных событий, всегда сворачивал онанировать на ностальгические школьные воспоминания, что, конечно, да что там – захоронение настоящего, гвозди в гроб, газ в крематорий.

 

И теперь вернемся на наш импровизированный корпоративчик. Самое отвратительное для меня в этой ситуации даже не сама тематика беседы (хотя, тоже тем спорная), взрослым людям естественно общаться о подобном и тем более в нашей ситуации, когда изначально Алексей Сергеевич позиционировал весь коллектив, как некий ”семейный” подряд со всеми вытекающими то есть вроде как и соответствующие доверительные “семейные” беседы. Понятно, что схема изначально достаточно утопична, потому как все-таки разделения работа – дружба оно в любом случае необходимо. Но когда в ходе таких вот корпоративных бесед человек забывает, что между участниками разница в зарплате более 100 000,00 рублей…ох, даже не хватает злости писать об этом слаженно. Короче, как бы начальство не лебезило и вешало лапшу перспектив на уши, все равно, как правило, это два разных мира – подавления и подчинения, вражда почти неизбежна. А у нас ситуация усложнялась еще и тем, что у Алексея Сергеевича при всех его достоинствах: титаническая трудоспособность, дисциплинированность, выносливость, умение реагировать на авральные ситуации, почти начисто отсутствовала умение входить и понимать людей, которые, так скажем, удосужились почитать чуть более десяти книжек из школьной программы; предугадывать он может только вот такую классику провинциальных дворов с ПТУ. Но и это неглавное, а основная ошибка его , на мой взгляд, что если ты уж взялся делать ”семейный подряд”, то будь любезен прировнять себя со всеми, исключить все эти ненужные понты, игры в мачо и прочую тряхомудию. Живи и работай по примеру нашего водителя Евгения (самый разумный человек из всех кто там трудился).

 

Сорокалетний Женя, отец двоих детей, тоже сюда пришел не от хорошей жизни. Согласившись на скромные для водителя деньги в виде 30 000,00 он принес в нашу команду житейскую и трудовую мудрость, основанную на собственном опыте, абсолютно какое-то по-настоящему дзенское спокойствие:: к примеру, когда приезжал САМ главный из Мск., я просто не находил себе место – хотя Алексей Сергеевич нас инструктировал, мол, если делать нечего просто создавайте иллюзию работы, я всегда нелепо суетился, не находил себе места и вел себя по идиотски, а Женя просто абсолютно клал болт и на начальство, и на Белана, но укладывал этот болт похуизма абсолютно не агрессивно, а можно сказать элегантно и как-то очень мудро, что мы все без исключения диву давались! Помимо этого он никогда не разменивался на всякие ненужные разговоры во время рабочих процессов, а абсолютно точно дозировано говорил только по делу, и также элегантно устранялся, когда видел, что рабочий процесс превращался в ринг для доказательств у кого яйца больше. Он стал нашим с Мелиховым кумиром и гуру в рамках нашей скромной империи труда! Я даже в какой-то момент при командных действиях предпочитал Мелихову Женю, поскольку с Валентином Анатольевичем мне и было абсолютно комфортно работать, но он не особо увлекался обучающей стороной процесса (я не говорю о каких-то глобальных сторонах дела, а по мелочи – когда обычный совет КАК ПРАВИЛЬНО помогал ускорить процессы всякие), а Женя умел сообщить разумную рекомендацию таким способом, что у него хотелось спрашивать еще и еще! И помимо этого, что мне больше всего, пожалуй, в нем нравилось, в силу своего возраста он не был рабом современности (в то время как Алексей Сергеевич, хотя и не раз позволял себе вспомнить о том, что мы ПОСЛЕДНИЕ СОВЕТСКИЕ ДЕТИ, очень даже пытался влезать в этот паровозик современности со всеми его ютубами, айпадами и прочем, но это уже отдельная тема.) со всеми ее отвратительными признаками времени, а наоборот был очень добродушным, душевным (он искрометно и по-доброму шутил и над пьянчугами и над общим вектором развития страны в целом, после его иронии хотелось смеяться, а не рзбираться, насколько сильно тебя подъебали) дядькой. Эдакий герой вразумительного советского кино и одновременно комедийной классики 90-х а-ля Ширли-мырли. К сожалению, как-то особенно доверительно разобщались только во второй и заключительный месяц моей работы там и поэтому достаточно сложно сказать про его характер, но стержень там определенно был. Хотя, может, и не такой прочный, чтобы быть к его годам на руководящей должности. А может, в современных реалиях, чтобы быть на руководящей должности надо быть и мерзавцем в определенной степени. Не знаю, пусть читатель рассудит, у меня в любом случаи ни стержня, ни характера.

- -- -------
Моя Анастасия – это было оружие и одновременно оборонительное сооружение от словесных нападков вот этой капиталистической реальности в лице конкретных мудаков. Это очень важный момент, когда находясь во вражеском логове, и есть возможность параллельно хуйни, которую тебе тут втирают, раскрашивать внутри себя лучшие миры. Это чувство союзничества, это позволяет не сойти с ума. Продумывая такие мысли во внутренних монологах, не редко приходилось отвлекаться на вполне конкретные тезисы, произносимые Лёхой, иногда завуалировано, иногда нет, но общая суть их сводилась к том, что наше с Анастасией счастливое совместное будущее мало возможно без такой солидной компании, где мне выпала честь работать. То есть так легенько еще намекая, что честь-то довольно-таки великая! Ну, то есть психологическая работа нанимателя с нанимаемым пошла. Внешне я вяло на такие беседы реагировал, размеренно выдавливая: ну да, ну да. Внутренне же здесь сверхъважно не повестись (потому что если повестить в эту же минуты ты становишься духовным беженцем, а это недопустимо) на подобный порожняк (к великому сожалению, пропагандируемую с той стороны мысль поддерживают твои родные, большая часть окружения и т.д.) и продолжать верить в свою исключительность, как, к примеру, поступил я. Звучало это так: какие, блеать, дальнейшие перспективы и зарплаты от 60 000,00 руб.? Да, идите вы нахуй! Я – Великий русский Поэт и деньги сами должны ко мне шагать без каких-либо сверхусилий с моей стороны, а когда они шагать перестанут ”я кого-нибудь убью, ты чего-нибудь спиздишь”, уйду в монастырь в общем, создам иную модель жизни, но вот эти Ваши счастья в долгосрочной перспективе, ну, его нахуй! Примечание: Читатель, формула не уникальная, подходит далеко не всем! Откровение и уверенность снизошли на меня после длительных плаваньях на еловой субмарине ”Пять озёр” в лесополосах.

 

ПОЧЕМУ Я УВОЛИЛСЯ?

Что пора сруливать я понял, когда Алексей Сергеевич нарушил одно-единственное мое ТРЕБОВАНИЕ, которое никак не касалось рабочих процессов (на которые мне по-большому счёту фиолетово было, как и Валентину, как и Маришке, как и водителю Жени – это кстати очень интересно наблюдать, как люди производят какие-то действия, которые за них придумали, а общее направление маршрута диктует только один человек, хотя, и позволяя иной раз окружающим высказать свои какие-то думы и рекомендации, давая им возможность почувствовать, что от них тут что-то зависит – в этом есть определенная поэзия, но отвлеклись!), а имело отношение к личному пространству в творческой сфере. Говоря проще, Алексею, знающему, что у меня есть некоторый околомузыкальный коллектив (в его голове это было нелепое, сумасбродное хобби) и вот я попросил ни в коем случае эту информацию не озвучивать в рабочем коллективе. Казалось бы – ничтожная просьба и если уж учитывать материал нашего ансамбля, то, пожалуй, даже и хорошо бы ее если не скрывать, то не особо афишировать. И что Вы думаете? В какой-то момент, видимо, порешив, что наше рабочее братство сплочено дальше некуда он при всех с компа поставил композицию про Ебучий Обнинск, мол, послушайте, что Рубль (моё прозвище тамошнее) сочиняет?! Если это был у него такой стратегический ход, чтобы я оставил коллектив (мало ли какие у него претензии ко мне?), то вышло – лучше не придумаешь. После этого я сразу решил, что ловить с таким РУКОВОДИТЕЛЕМ нечего, потому что с моральной точки зрения это ни в какие ворота, ведь, если вдуматься что сказано было этим поступком, то не что иное, как ты ЖИЛЬЦОВ – ПУСТОЕ МЕСТО, твой голос не слышат, ТЕБЯ ВООБЩЕ НЕТ. На следующее утро, когда Алексей Сергеевич подобрал на своей машине возле остановки и мы поехали к новым трудовым совершениям, я, конечно, уточнил, не слишком ли он перегнул в палку?! То есть, мол, Я ЖЕ ПРОСИЛ, ЕДИНСТВЕННОЕ, МАТЬЯ ВАШУ ТРЕБОВАНИЕ!!! Алексей Сергеевич корректно извинился, образумил, что стеснятся тут абсолютно нечего и что, мол, он был бы счастлив иметь такой же талант складывать слов в стихи-тексты. Я ему начал рассказывать про два мира, которые никак нельзя сталкивать между собой хотя бы затем, что простому работяге нужно личное пространство в котором он имел бы определённый авторитет, а лучше являлся ощутимой животворящей единицей (хорошо, если это семья – а если семьи нет?), а совсем хорошо, если он в этой ”второй жизни” – был абсолютный Царь и Бог – в этом и есть на мой взгляд, главная суть всех этих доморощенных околомузыкальных копошений и всякой плюшевой субкультуры, хоть какое-то ощущение СЕБЯ даже для самых несостоятельных и потерянных.

 

Так я уволился оттуда.

 

Подписывая трудовой договор, я одновременно подписываю и блок определённых незримых правил, одно из которых очень часто подразумевает соглашаться быть идиотом и засунуть куда подальше свою индивидуальность. Не в традициях КШ писать подобное, но, пожалуй, даже и нравится! То есть я соглашаюсь изображать из себя идиота, но и Вы, пожалуйста, в мою жизнь не лезьте – близкого к моему прекрасному внутри Вы у себя не построили и постоите еще не скоро, так что, давайте будем взаимно безразличны друг к другу! По этой причине на предыдущем месте работе – Стюарт Хоум Кредит Банке, как мы его называли, я ненавидел любые проявление корпоративной культуры – в которой изначально всегда видел что-то фальшивое, но там еще осложнялось тем, что у руля была в основном когорта молодых и перспективных 18-25 лет отруду, а это еще больший пиздец – свалка понтов со всеми вытекающими. Хотя, вот когда на другом месте работы моим руководителем был 65летний Евгений Иванович – феноменальный алкоголик озорного нрава, невероятный подельник Смерти, которые не мало пережил еще со своих трипов в 90-е годы…вот с ним отмечать праздники мне, пожалуй, нравилось.

Вывод я для себя из всего этого сделал только один. Надо уметь ловить момент и наслаждаться им в полном объеме. В контексте нашего повествования это значит, что чудесно, пока ты еще можешь выбирать то или иное место и свободно их покидать, когда тебя не устраивают такие не самые важные вещи, как, например, излишний эмоциональный фон твоего начальника. Но не надо забывать, что с каждым днем такой возможности будет все меньше и меньше вплоть до того, что ты не заметишь, как наступит один прекрасный день, когда ты будешь умолять, чтобы тебя приняли в ряди ОПС Почты – то с чего ты начинал. И откуда так и не смог уйти.

image_2020-10-07_14-16-14.png