Автор текста Никита Богров

Корректура и правки Алексей Безучастный

Пуск газа

Затопленная Сибирь. 2056 год

– А кто такой Путин?

 

– Путин? – задумчиво посмотрел на старое мусорное поле бригадир слесарей барабинской газовой службы Говняныч. – Путин... это был такой правитель… только он правил не Барабинском, а этой... РФой, что ли... не помню.

 

– Путин – это президент России! – вмешивается в разговор старый мусороискатель Федул.

 

– Президент, – с очень тупым видом повторил самый молодой член бригады – Ваня Диркин, – Это как в Теллурии?

 

– Да, а что? – заинтересовался бригадир Говняныч.

 

– Да, ну, тут шурфлюсь, и читаю в мусоре слова старые, а «Путин» – самое частое слово, после «Красное и Белое» и этих... «Подработка».

 

– Я помню. Когда ещё молодой был. Путин был наш президент, а управлял он Россией. Которая от будущей Великой Стены была до Дальневосточной республики, – Федул начинает свою «лекцию».

 

– О, большая какая! – удивляется Иван.

 

– Страна была БОЛЬШАЯ, все нас уважали. Абама, Меркел.

 

– Извини Федул, – казах Джаба останавливает «лекцию» Федула, – на дороге лежат две женщины, одна пришита, другая прибита. Что будем делать? – Джаба иронично поглядывает на Федула, еле сдерживая улыбку на своём хитром лице.

 

– Да ну тебя на хер, – Федул обиженно машет рукой, – не хотите знать, ну и не надо!

 

Все заржали над Федулом, как сумасшедшие. Ваня Диркин от смеха съехал со сломанного стула из IKEA, Говняныч стыдился своего смеха перед самым опытным слесарем в бригаде, поэтому смеялся в себя, дрожа от смеха. Джаба так и остался стоять, ехидно улыбаясь.

 

Перед бригадой была поставлена задача – дать барабинской земле свалочный газ, который 50 лет настаивался, словно хорошее вино, и только сейчас его вскрыли и запустили в трубы железные. Дать газ. Сказать это легче, чем сделать. Закостенели, заржавели трубы великие, заросли бурьяном установки газовые. Оголодали редуктора по метану, иссохли прокладки и клапана. Ждала арматура рук рабочих.

В соответствии с производственной инструкцией № 243 работы по приёмке и повторному пуску в ранее выведенных из эксплуатации трасс газопровода нужно производить в присутствии мастера и минимум троих рабочих.

photo_2019-09-13_19-08-59.jpg

– Мужики, мастер не приедет, – Говняныч закончил разговаривать по мобило.

 

– Охуеть теперь! – эмоционально реагирует Джаба.

 

– Как всегда. На нас всё свалил, а мы делай! – с опущенной головой пробубнил Диркин.

 

– Пойдём принимать... – зашагал впереди всех Федул.

Перед пуском газа в газовый пункт бригада должна проверить внешним осмотром сохранность и работоспособность оборудования; провести уборку территории; провести ремонт и настройку КИП, отключающих устройств; устранить утечки; заменить прокладки и смазать все соединения, установить опознавательные знаки.

– О-гне-оп-асно газ, – Диркин озвучивает то, что внимательно выводит чёрной краской на табличке.

 

– Ну что, осмотрел задвижку? – Федул выглядывает из установки, на которой кипит работа.

 

– Осмотрел... – растерянно лопочет Диркин.

 

– Что скажешь?

 

– Всё нормально, заебись.

 

– И у нас всё целое, только всё смазать и заменить. Мало что из деталей приварилось – подозрительно это, подозрительно хорошо идёт работа, – сказал, кивая головой, Федул.

После капитального ремонта газовой установки необходима настройка арматуры. Далее следует провести обход трассы подземного газопровода. При обходе слесарь должен внешне оценить трассу и охранную зону газопровода: данная территория должна быть свободна от мусора, также недопустимы сплющивания и перегибы газопровода; проверить сохранность КИП (контрольно-измерительных приборов); осмотреть отключающие устройства (задвижки) и фланцевые соединения. При обнаружении дефектов необходимо провести ремонт.

– Я ебал такое делать. Вот ему надо, пусть и делает. Вот скажи, зачем ему сдалась эта задвижка? Поменяли бы на складе, – Джаба объяснял, отчаянно жестикулируя.

 

– Надо: мастер звонил сейчас и сказал, что на складе ничего нет, – отрубил Говняныч.

 

– Как нет? Мы же с трассы сняли! На 50! – Джаба не унимался.


photo_2019-09-13_19-08-56.jpg

– Та бригада забрала! – на повышенных тона ответил Говняныч.

 

– Охуеть теперь! Мы тут будем с ней ебаться? А бригада Лизунова будет так менять? – продолжал возмущаться Джаба.

 

– А я что сделаю, если у них мастер к маме ближе, – развёл руками Говняныч.

После осмотра трассы газопровода необходимо провести опрессовку газопровода в течение часа. Если падения давления в трассе в пределах нормы, то необходимо продуть газопровод, чтобы остаточный воздух не создал взрывоопасную смесь. Результаты продувки записываются в наряде. После работ, проведенных на трассе, необходимо пустить газ потребителю.

– Нахуя пуск газа назначили на сегодня? – несмотря на усталость, Джаба возмущался бодрым голосом, – уже конец рабочего дня, а ещё пускать!

 

– Да, пускать! Сейчас начальник приедет, и мастер тоже. Нужно пустить газ в 31 дом, в помощь отправят бригаду Лизунова, – продекламировал Говняныч после звонка по мобило.

 

– А начальник зачем приедет? – непонимающее вопрошал Диркин.

 

– Как зачем, хухриков и водки привести! – Джаба опять хитро пошутил и ждал реакции от Вани.

 

– О, это кстати! – с улыбкой проговорил Диркин, предвкушая предстоящий ужин.

Бригада отправилась в путь до деревни. Подходя к ней, рабочие встретили бригаду Лизунова. Работяги поприветствовали друг друга:

 

– Здравствуйте, православные!

 

– Пошли на хуй!

 

Две бригады, уставшие и измотанные, дошли до старосты, который уже был с начальником и мастером. В самой деревне наблюдался ажиотаж: все ждали газ.

 

– Ой, газовички пришли! Клава, давай, доставай хухрики, идут!

 

Деревенские с интересом наблюдали за бригадой. Предлагали пирожки, самогон, суп, но самое главное – хухрики.

 

– Я не буду. Мне начальник привезёт, – отнекивался Диркин.

 

– О, хухрики! Оп, ммммм, bella bella huhrick! – вкушал Говняныч.

 

– Спасибо, – тихо и смущённо брал предлагаемое Федул.

 

– О, благодарю, АМ, ммммм! – весело похрустывал Джаба.

photo_2019-09-13_19-08-58.jpg

После быстрого перекуса две бригады отправилась «пускать» дома. И везде их встречали с такой радостью, с которой не встречали красных партизан, которые боролись против ненавистных белопогонных барабинцев. Заходя в дома, слесаря проверяли газовое оборудование, и после этого поворачивали ручку крана газа. Для жителей деревни этот момент был важен и волнителен, все томились в ожидании маленького шага к теплу без дров и готовки без копоти. Ведь ещё чуть-чуть, и молодые воочию могут попробовать зажечь газ от плит, котлов и горелок, с которым они раньше играли, а сейчас просто воспринимали как металлолом.

 

И только по рассказам от стариков они помнили их прошлое предназначение. Но кончилось время тёмное, рассказы стариков стали былью. Приручили мы силы прошлого, затомились кучи мусорные, кизячные. Сопрел мусор сочный, пятидесятилетний, несортированный. Старались пращуры наши, срали будь здоров, чтобы в будущем наследство нам справить – газ.

 

– Дай порцию газа! – кричит Говняныч, проверив плиту и установив манометр на горелке.

 

– Даю! – отвечает Федул, поворачивая ручку крана.

 

– Есть падение? – спрашивает Федул.

 

– Нет, пускай! – машет рукой Говняныч.

 

Газ пущен.

 

Бригады Говняныча и Лизунова сидят на скамейке, едят хухрики и смотрят на закат, который красив своим отливом от моря Обского. Оно ещё вдали и, возможно, не разольётся до этой деревушки.

 

– А когда начальник хухриков принесёт? – Диркин вопросительно оглядел бригаду, но та залилась хохотом оттого, что он не понял тупого юмора Джабы.

 

– Ой, я не могу! – смеялся от всей души Говняныч.

 

Кто-то включил старую музыку на мафоне. Федул услышал знакомые нотки и сказал:

 

– Вот, теперь сидим.