Автор текста Зоран Питич
Иллюстрации Polya Zaec

Техника эпохи развитого социализма

        Коммунизм был отличным временем. Особенно для производства водородных бомб, сверхзвуковых самолётов и космических станций. Мы запускали на Венеру автоматические зонды и чуть не взорвали Новую Землю, а мне вспоминаются механические устройства для продажи билетов в советских автобусах. Принцип их работы строился исключительно на честности пассажиров – можно было не бросать туда монеты и открутить себе хоть всю ленту. Но никому и в голову не приходило это делать. Вот что я называю коммунизмом. Возможно, кто-то из низкопоклонников перед Западом стал бы клеветать на советских инженеров, которые не додумались до автомата, выдававшего нужное количество талонов только после получения денег. Может быть, это было слишком сложным технологическим решением… Но, чёрт возьми, зачем простым советским парням в засекреченных конструкторских бюро ломать голову над какими-то автобусными билетами, когда надо готовить к запуску очередную ракету на Альфу-Центавра. К тому же, уровень сознательности граждан позволял не задумываться над таким дерьмом, как продажа билетов на автобусы.

        Вообще, следует признать, что вся техника в СССР, если это не атомная электростанция или не металлургический суперкомбинат, работала весьма странным образом. Если, например, в таксофон проваливалась двушка, а соединения не было, надо было просто как следует стукнуть по нему сверху и в трубке сразу слышались приветственные гудки. А если ваш телевизор показывал волны серой ряби, перемежавшиеся дельфиньим треском, нужно было лишь встать с дивана и долбануть его по крышке. И чёрно-белое изображение возвращалось с нормальным звуком. А потом вы всё равно вставали с дивана, чтобы выключить его, поскольку все дистанционные пульты управления в стране сосредоточились в ЦУПе Звёздного городка.

        Ещё в Советском Союзе были распространены уличные автоматы с газировкой и общественными стаканами, которые полагалось мыть за собой. Хотя это было не слишком гигиенично, но я ощущал единение со всем советским народом, выпивая лимонад за три копейки. Сейчас такой не продаётся и за много евро. А в случае, если автомат проглатывал вашу трёшку, то после одного лёгкого удара сладкая шипучая вода лилась фонтанами, причём даже без денег. Но так в советском обществе никто не поступал, разве что волк из мультфильма «Ну, погоди!». Вот, что такое настоящий Коммунизм!!!

Особенности советского покорения Космоса

        «20 мая 1954 года ЦК КПСС и СМ СССР принял постановление о создании межконтинентальной баллистической ракеты Р-7».

        Раньше никого не удивляло, что подобные решения принимались на партийных пленумах, а самое главное – претворялись в жизнь. Ракету Р-7 действительно создали и в скором времени с её помощью выводили на орбиту первые спутники. Меня удивило другое – почему они не приняли постановление о создании звездолёта. Уверен, через пару пятилеток он бы уже летел к Проксиме-Центавра.

зоран 2.jpg
Ху из факинг Джойс и реформа российского образования

Прошлым летом я возвращался из Будапешта в Краков со своим большим другом, писателем и патофизиологом Василием Нагибиным. Он накупил в поезд семь бутылок токайского, чтобы отвезти в Киев, но всего две добрались хотя бы до Кракова. В спальном вагоне второго класса с нами ехала китайская девушка, которая сразу притворилась спящей и трое итальянцев, которые по нашим представлениям должны были пить вино наравне с нами, но в итоге нам пришлось выпить пять бутылок на двоих за три часа, пока нас не остановил проводник. Это были какие-то неправильные итальянцы, сказал Василь.

 

В соседнем купе ехали пять ирландок, и мы пошли к ним. На вопрос моего учёного друга, читали ли они Джойса, одна из них переспросила у своих подружек: «Джойс? Ху из факинг Джойс?».

 

Тогда я заметил, что спроси у любого гопника из марьинской подворотни про автора «Войны и мира», даже самый последний имбецильный отморозок никогда не скривит рожу в глупой ухмылке и не скажет в ответ: «Чо за херов Толстой?». А ведь для ирландцев Джойс должен быть равноценной фигурой.

 

Но, похоже, я поспешил с выводами и уже лет через 10 такая ситуация будет вполне возможна усилиями бравых парней из министерства образования во главе с самым отвязным недоумком по фамилии Фурсенко.

Не знаю, каким образом в российском правительстве раздают министерские должности, похоже, что друзья Путина, собравшись у него на даче, в случайном порядке вытягивают спички или бумажки из шляпы. Про атомную энергетику и нанотехнологии разговор отдельный, а сейчас стоит остановиться на школьном образовании.

Так вот, ушлым кретинам из министерства образования показалось мало введения игры в угадайку на выпускных экзаменах, теперь они решили низвести на уровень детского сада и сам процесс обучения.

Нашим ребятам будут предложены не фундаментальные науки и всестороннее обучение, а базовый пакет знаний, получив который, они смогут разве что подметать улицы или рубить лес в тайге. Об освоении космоса или обуздании термоядерного синтеза можете забыть, это сделают в других странах, для которых мы будем выкапывать руду, ибо окажемся способны лишь на это.

Из четырёх предложенных обязательных «предметов», выбранных Фурсенкой, в моём детстве преподавали лишь один — физкультуру. Безусловно, это важная составляющая развития личности, но если во дворах оборудовать футбольные площадки, открыть бесплатные бассейны, а папа с мамой хотя бы по выходным будут кататься с детьми на велосипедах или лыжах — то никаких проблем со здоровьем нации просто не возникнет.

О том, что не надо совать пальцы в розетку, переходить улицы на зелёный свет и не брать конфет у чужих дядей нам тоже рассказывали родители. Но потом кому-то пришло в голову убрать лишние часы биологии или химии и ввести очередную дурь под названием ОБЖ, где 8-летним малышам читают лекции о СПИДе и презервативах.

Что такое «индивидуальный проект», понять очень сложно. То ли с первого класса ребёнок будет выращивать луковицу на подоконнике, то ли станет тщательно записывать эволюции своего самосознания вплоть до выпуска.

А ведь ещё ему надо будет обдумывать, где находится нынешнее «Место России в мире». Ещё один загадочный курс, в который, очевидно, втиснут историю с географией, да и «великую русскую литературу» в придачу, а то где же школьники смогут узнать «ху из факинг Достоевский», уж точно не на ОБЖ.

А отсутствие единого федерального стандарта угрожает тем, что в республиках Северного Кавказа общеобразовательные школы превратятся в средневековые медресе. Или какому-нибудь очередному идиоту из губернаторов в средней полосе России захочется ввести в обязательную школьную программу закон божий. И тогда я и сам точно предскажу вам, где будет «Место России в современном мире» лет через 10.

Правильно — в полном ОБЖе.

дхарма4.jpg

Пришла пора вспомнить об Александре Михайловиче Кондакове. Как, вы не знаете, кто это? Александр Михайлович, на минуточку, — один из авторов реформы школьного образования и сын заместителя Министра просвещения СССР, Президента АПН СССР М. И. Кондакова. И непостижимо странным образом он является выпускником геофака МПГУ. Кто читал о «Лучших людях Геофака», тот поймёт всю странность этого парадокса.

В конце 90-х он пристроился в правительственные структуры (ещё бы — с такими генами!), но выкраивал драгоценное время, чтобы раз в неделю читать лекции на родном факультете. Я зашёл на одну из них, и сразу же понял, что лучше проводить эти утренние часы в лесу с друзьями и портвейном. Хоть убейте, но не могу вспомнить, какой предмет он пропагандировал с кафедры, наверняка какую-нибудь ахинею, вроде той, которую он собирается вводить в школьную программу.

Зато я отлично помню, что выглядел он просто отлично — стильная причёска, моложавый вид, дорогие костюмы, а главное — МОБИЛЬНЫЙ телефон, который он никогда не отключал. Действительно, зачем держать в кармане такую роскошную вещь, если её никто не увидит. Что вы, в 90-х годах эта штуковина возносила человека из толпы на недостижимые вершины высокого социального статуса. Когда раздавался звонок, он делал недовольное лицо и сценическим жестом подносил аппарат к уху. Очевидно, звонили из правительства или представители крупного бизнеса, но Александр Михайлович справедливо негодовал на них, ибо «в данный момент он читает лекцию». А нам — малолетним недоумкам, было даже как-то неловко, что из-за нас такой большой человек отвлекается от важных государственных дел.

Кто-то из моих друзей назвал его напыщенным индюком и попал в саму точку. Извините, Александр Михайлович, если бы вы не сочинили свой ужасающий проект, я бы о вас и не вспомнил.

Я уже писал о так называемой реформе школьного образования и новых стандартах обучения. Так вот, несмотря на протесты всего общества, банда Фурсенко, Кондакова и иже с ними, сочинила чуть менее убогий проект и выдала его за блестящее веяние прогресса.

У некоторых моих друзей через несколько лет дети пойдут в школу. Но чтобы их дети получили хотя бы половину знаний, которые давались нам бесплатно, они будут вынуждены платить из своего кармана. Какие к чёрту «нечестные выборы» и прочая мышиная возня поклонной «власти» и болотной «оппозиции» (хотя прошедшие парламентские выборы — это очередной плевок в сторону народа), вся эта партийная система — уже давно такой же анахронизм, вроде института племенных вождей. Должна быть лишь одна власть — власть разума. Но пока «Ноократия» не наступила, митинги, по-хорошему, надо проводить у здания министерства образования и разобрать его по кирпичикам, пока эти прогрессивные чиновники не ответят, в какие школы они отдадут своих отпрысков. Явно не в российскую общеобразовательную.

дхарма2.jpg

У страны с колониальными стандартами обучения нет никакого будущего. Забудьте об исследовании космоса и термоядерном синтезе, новых информационных технологиях, терапевтическом клонировании органов, генной инженерии, продлении жизни и её качества. По просторам нашей родины будут ходить толпы футбольных болельщиков и в тысячи пьяных глоток кричать «Россия! Россия!». Однако Россия уже лет 20 представляет собой жалкую страну, не предлагающую миру никаких новых мировоззренческих парадигм, технологических прорывов и культурных смыслов, где общегуманистические идеи — разве что предмет осмеяния в глупых ток-шоу, и их заменил извращённый фетиш «успешности», когда самым уважаемым человеком является тот, у кого длиннее яхта, а не учёный, делающий новые открытия. Но мериться длиной яхт или счетами в ресторанах, кто больше сожрал трюфелей и выпил шампанского по 10 000 евро — это просто аморально, когда сотни миллионов людей на планете элементарно не доедают, а в их собственной стране по улицам бродят миллионы беспризорных.

В эпоху военного коммунизма был прекрасный термин — «вредительство». В те суровые годы подобных «реформаторов» однозначно бы приговорили к высшей мере. А пока расстрельная команда не приедет к ним из прошлого, дети из необеспеченных слоёв будут довольствоваться ущербными курсами, вроде «естествознания» или «экологии» (причём выбрать можно будет что-то одно), и выходя из школы будут точно уверены, что Солнце вращается вокруг Земли, как ныне, согласно соцопросам, в этом не сомневается всё большее количество людей, и с каждым годом число поклонников птолемеевской астрономии неуклонно возрастает. А чтобы вылечить ребёнка от серьёзного заболевания, уже сейчас надо ползать на коленях перед властью или олигархатом (что одно и то же), собирая их жалкие подачки для отправки на лечение заграницу, ибо в России исчезают квалифицированные врачи, а современные лекарства и медицинское оборудование исчезли уже давно. Нарушаются базовые принципы общества равных возможностей со всеобщим доступом к знаниям и медобслуживанию. Россия скатывается на уровень средневекового кастового общества, да ещё и со всё более повышающимся градусом церковного мракобесия.

 

Можно ждать ещё 12 лет и надеяться на смену власти путём перевыборов. Можно пойти на баррикады или уехать без лишнего шума в спокойную страну с развитым гражданским обществом (но таких стран очень мало) и «переждать момент» там. Но всё это не имеет смысла, когда через несколько лет из школ начнут выходить неучи с чрезвычайно узким кругозором. С ними Россия построит разве что новые газопроводы, которые к тому времени уже мало кому понадобятся.

Иллюзия экономической активности

Множество вполне вменяемых на первый взгляд, экономически активных граждан уверяло меня в том, что надо зарабатывать деньги — и как можно больше, ибо, по их авторитетному мнению, от этого процесса градиент уровня счастья растёт по экспоненте. Самое удивительно, что они действительно считали, будто зарабатывают деньги сами, а не получают их случайным образом в распределительной лотерее от гигантского лототрона. Законы этого розыгрыша таковы, что количество и качество выпадающих призов почти никогда не коррелирует с усилиями и стараниями по их получению: в мире подавляющее большинство всю жизнь получает усреднено малые выигрыши, ютясь в хибарах без канализации, а самая главная мечта для них — хоть когда-нибудь перебраться в домишко с унитазом и водопроводом.

Конечно, кто-то выпрыгивал из штанов и дорывался до джек-пота, а кто-то никогда ничего не делал, а только распространял мифы об упорном каждодневном труде, который обязательно приведёт к успеху и беззаботной жизни на коралловых островах. Они могли себе позволить ничего не делать, потому как и владели этим лототроном. Вот эти праздные мифотворцы и составляли правила игры, создавая иллюзию правильно работающей и превосходно отлаженной экономической модели, а недалёкие обыватели раздуваются от гордости, ибо «сами зарабатывают» себе на бесполезные модные аксессуары, пиво по субботам и поездки в турецкие пансионаты. Безропотно соглашаясь, что стоят на рабовладельческом рынке найма именно столько, и не на порядок больше, тем самым они невольно поддерживают надувательские схемы и участвуют в грязных махинациях людей с неуравновешенной и ущербной психикой, подверженных непредсказуемым приступам паники.

Я бы посоветовал всем этим трейдерам и маклерам, работающим на биржах, проводить побольше времени на природе, в спортзале или в барах с друзьями, это успокаивает нервы. Проснувшийся вулкан в Антарктиде, вспышка на Солнце, взрыв Сверхновой в другой галактике — любое подобное событие вызывает у этой публики массовую истерию и обрушивает индексы, котировки и цены, приводя к дефолтам целые страны и континенты.

А потеряв сотню миллионов личных сбережений, они готовы пустить себе пулю в лоб или выброситься из окна небоскрёба, даже если на счету в швейцарском банке лежит ещё миллионов пять, на которые отлично проживёт 10 поколений жителей бедуинского оазиса. Потеря капитала для этих людей оказывается сродни утрате своей уникальной сущности, и от таких вот недоразвитых кретинов зависит благополучие мировой макроэкономики.

Интересно, кому-нибудь ещё, кроме господ из Нобелевского Комитета, приходит в голову причислять экономику к подлинным наукам? По-моему, это такая же наука, как ОБЖ или «Место России в мире». Именно поэтому её и будут изучать.

Представьте, что у вас в кейсе миллион мелкими купюрами, а вы заходите к соседу по лестничной площадке и просите 50 рублей на пиво. Не знаю, случались ли у вас в быту такие ситуации, но в мировой экономике — это обычное дело. До кризиса у России сотни миллиардов долларов находились во всяческих стабилизационных фондах, а министр финансов и прочие серьёзные парни с жирными харями ездили по Давосам и упорно просили каких-то инвестиций. Наверное, им не хватало на особняк в Лондоне или на покупку футболиста за 20 миллионов, хотя годовое содержание лаборатории в Дубне обходится в два раза дешевле. Но, видимо, эти ребята предпочитают смотреть футбольные матчи здесь и сейчас, а не прогнозировать будущее на 10 лет вперёд.

А теперь вообразим, что вы должны банку сто тысяч, как вдруг приезжает ваш случайный знакомый, которого вы видели один раз в поезде дальнего следования, и просит взаймы 10 тысяч. Вы дадите ему в долг?

А Россия может себе это позволить, даже имея дефицит бюджета. Прилетает наш большой сербский друг, и мы без проблем даём ему 800 млн. Когда этого друга в тамбуре поезда били большие злые дяди, мы просто стояли и смотрели — так хотя бы дадим ему денег!

Самый главный парадокс заключается в том, что все страны должны друг другу, какую ни возьми. Япония должна миру — 1 триллион, США — все двадцать! Но кто тогда конечный получатель всех долговых обязательств, кто-нибудь рискнёт распутать всю эту цепочку? Кому обязана вся планета?

Все знают, что ипотечный кризис в Америке спровоцировал мексиканец Лопес, который не заплатил по кредиту и обрушил мировую экономику. Наверняка где-то на островах в оффшорной зоне живёт некий Розенблюм или Ван Хао, который держит весь мир за яйца. С другой стороны, они прекрасно отдают себе отчёт, что никто и никогда не отдаст им все эти триллионы. Тогда что движет этими людьми, на что они надеются?.. Но я бы хотел успокоить этих ребят, в случае чего США допечатают секстиллионы необеспеченных банкнот для большой игры в «монополию», чтобы кучка недоумков с ущербной психикой пребывала в иллюзии, будто они владельцы всего мира.

О самом насущном

Что меня действительно беспокоит и тревожит, так это постоянные падения наших ракет и космических аппаратов. И как мы собираемся лететь на Марс?!

Как объяснить это тем замечательным парням, которых недавно выпустили на свежий воздух из какого-то исследовательского бункера, где они просидели 520 дней, будто бы моделируя полёт к Красной Планете. Наверное, им стоит сказать: «Ребята, вы настоящие молодцы, что почти два года не видели солнечного света, женщин и зелёной травы у дома, питаясь из тюбиков, мы оценили ваш научный порыв. Но извините, просто сейчас у нас нет такой ракеты, которая долетела бы не то, что до Марса, а хотя бы без проблем вывела какой-нибудь маленький спутник на околоземную орбиту, не взорвавшись на старте».

Ещё в 60-е годы Королёв начал разрабатывать детальный план марсианской экспедиции. Прошло полвека — и что изменилось с тех пор? Человечество элементарно про... ло эти 50 лет, занимаясь какой-то мышиной вознёй на международной арене и выкачиванием нефти, вместо того, чтобы научиться управлять термоядерным синтезом и собственными низменными биологическими инстинктами, вроде стремления к неограниченной власти и захвату природных ресурсов.

Уже нет даже межконтинентальной сверхзвуковой гражданской авиации, а единственное в чём смогли добиться зримого прогресса — так это в том, что картинки в наших мониторах стали красочнее, а видеоигры — реалистичнее. Генную инженерию не развивают по надуманным «этическим» причинам, а на самом деле — из-за вполне оправданной боязни, что очередному НеоКалигуле взбредёт нечто экстраординарное в его обезьянью голову.

Европейский гуманизм в экваториальных джунглях

Однажды уважаемый и любимый мной Жак-Ив Кусто приплыл на один из бесчисленных индонезийских островов, где среди мангровых зарослей обитало племя рыболовов и собирателей ракушек. Большинство из них всю жизнь проводило на лодках, в лучшем случае — в домах на сваях (но такую роскошь могли позволить себе немногие).

Капитан Кусто зашёл в самый роскошный дом, который напомнил мне покосившийся деревенский курятник из нечернозёмной полосы России, где его встретил вождь племени. Капитан спросил его, о чём тот мечтает. Вождь долго не мог понять, чего от него требуется, но потом сообщил через переводчика, что больше всего ему бы хотелось устроить своих внуков на государственную службу. Кусто печально покачал головой, а пока крупным планом показывали его грустные глаза, его пафосный и трагический голос за кадром с сожалением недоумевал: «Неужели жизнь мелкого клерка в загрязнённом городе лучше той свободной жизни на природе, которую тысячелетиями вели эти люди?».

Очевидно, капитан долго размышлял над этим в своей каюте, ибо на «Калипсо» он обратился к обедающему экипажу со следующими словами: «Не хотел бы кто-нибудь из вас попробовать три дня прожить на деревьях в мангровых зарослях без припасов и современных инструментов?». Очевидно, экипаж сначала воспринял это, как шутку, поскольку за столом стало очень весело. Я даже подумал, что, видимо, капитану самому придётся лезть на деревья. Однако Кусто настаивал на абсолютной серьёзности своих намерений провести подобный опыт. И, конечно, тут же нашлись два отчаянных парня, выразивших искреннее желание поэкспериментировать над собой. Скорее всего — это была не самая экстремальная съёмка в их жизни: мне кажется, я точно видел их раньше в жерле вулкана и в подлёдном озере в Антарктиде. Но один момент я запомнил точно — с собой они взяли чистую бутилированную воду.

Мне всегда импонировала позиция передовых гуманистов из высокоразвитых стран, ратующих за сохранение в первобытной чистоте и невинности примитивных культур реликтовых народов Амазонии, Африки и Индонезии. Они предлагали оставить всё как есть, создав обширные автономные резервации в самых непригодных для существования местах — в джунглях, пустынях и ледниках; по сути дела, изначально отказав эскимосам, индейцам и бушменам в праве хоть на какую-то иллюзию развития, и полностью лишив их идеи прогресса, хотя бы как умозрительной возможности. А ещё лучше было бы отобрать у них все артефакты, оставшиеся после соприкосновения с «цивилизацией» — одеяла, транзисторы, железные топоры и кроссовки.

Но после некоторых размышлений, я пришёл к выводу, что эта позиция выглядела несколько непоследовательной, и её можно было бы назвать даже в чём-то лицемерной, если бы не моё подлинное восхищение и уважение перед теми людьми, которые её формулировали. И всё же я решился посягнуть на авторитеты и пойти в своих рассуждениях дальше. После скоропостижной смерти Жака-Ива Кусто (признаться, я бы не осмелился высказать мои мысли капитану прямо в лицо), я почувствовал, что у меня более развязанные руки, хотя и оставался привкус кляпа во рту.

А ведь надо было уже давно бить в набат, пока не ударили стенобитные орудия (причём, изнутри городских стен) — Европа теряет свою идентичность, она попросту забыла и растоптала свою настоящую культуру и духовные ценности! Тогда почему же, исходя из этого, шведам и норвежцам не предлагается поголовно переодеться в звериные шкуры, залезть в драккары и не отправиться на поиски новых земель за полярным кругом под ритуальные песни, прославляющие Тора, Одина и Ёрмунганда? Итальянцам стоило бы мыться в термах, носить туники и узнавать новости не из интернет-форумов, а делиться ими на соответствующих Форумах Траяна, Адриана и иже с ними. И, безусловно, — необходимо полное отключение электричества! Уверен, люди бы снова стали читать по латыни и ходить на греческие трагедии или бои гладиаторов, а не проводили бы часы и годы перед плоскими экранами, подглядывая за какой-то иной, лучшей жизнью. Бездуховность рассосалась бы автоматически, и европейская культура вернулась бы в своё естественное русло.

Но теперь быть самими собой — исключительная привилегия папуасов. В нынешнем глобализированном мире только им позволено бегать с голыми задницами по межгорным долинам и поедать миссионеров, запечённых в яме с листьями.

Кто-то может усмотреть в этой привилегированности некую несправедливость, ущемление и гнёт. Но для меня очевидна та громадная роль, или, если угодно, — ноша, которую стоически несут эти бескорыстные народы за всех нас с вами. Современная цивилизация просто обязана сохранить эти оазисы истинных человеческих популяций, чтобы под рукой всегда была возможность посмотреться в зеркало эволюции, и не возникало соблазна забыть о своей глубокой сущностной природе. А особенно любопытна была бы гипотетическая реакция Искусственного Интеллекта, после его возможного появления в будущем, когда, сопоставив своих непосредственных высокоучёных создателей и окрашенных существ с перьями и копьями, он осознает, что это представители одного и того же биологического вида. Думаю, если он отнесётся к этой коллизии с юмором, то лучшего способа удостовериться в его интеллектуальных способностях просто не существует.

Какие же действия необходимо незамедлительно предпринимать в рамках международных программ под эгидой ООН (справедливости ради, надо сказать, что первые шаги в этом направлении уже делаются), дабы законсервировать последних настоящих представителей человеческой расы в их эндемичных рефугиумах? Во-первых, следует максимально оградить их территории (в буквальном смысле) от мира орбитальных телескопов, сверхзвуковых лайнеров и деления атомного ядра, иначе жители хижин из пальмовых листьев, снежных иглу и деревянных построек, сколоченных без единого гвоздя, рискуют напрочь потерять свою уникальную родоплеменную аутентичность; и существует большая опасность, что они обнаружат её уже в трущобах огромных агломераций. Кстати, над этими местами лучше не летать не только сверхзвуковым лайнерам, но и любым другим аппаратам тяжелее воздуха, — вдруг зрелище пролетающего геликоптера необратимо травмирует девственную психику этих людей и перевернёт все их возвышенные мировоззренческие устои. Однако я вовсе не призываю отказываться от спутников и полётов стратостатов. Для человека каменного века огни космических станций и многоступенчатых ракетоносителей должны выглядеть как совершенно естественный фон на их архаичном небе, где боги зажигают свечи, чтобы поужинать человеческими сердцами и кишками, которые были принесены им в жертву накануне.

Ещё я бы предложил заселить эти заповедники исчезающими и особо опасными (которые начали исчезать как раз во многом из-за своей потенциальной опасности) дикими животными для оптимизации естественной среды обитания, что привлекло бы дополнительные инвестиции от туристического бизнеса. И тогда можно будет надеть на голых туземцев народные костюмы, которые те в своей повседневности никогда не носили, и научить их фольклорному репертуару, сочинённому в европейских консерваториях, чтобы показывать всё это действо умиляющимся от восторга пожилым парам из регионов, где годовым доходом на одну добрую душу населения можно прокормить целую пещеру троглодитов, и ещё останется на 10 лет без чувства голода для деревни на сваях на берегу полноводной тропической реки.

Но что ещё остаётся делать современным гуманистам, иначе под какими бы лозунгами проходили их благотворительные концерты и филантропические акции?! Ведь в их странах уже и негде проявиться истинному человеколюбию, ибо все социальные проблемы там решились 20 лет назад. Даже так называемые бездомные и безработные сами хотят жить на улице, для них выделены собственные города-государства прямо в черте некоторых скандинавских столиц.

Однако тут же перед нами встаёт один краеугольный этический вопрос — можем ли мы априори лишать пигмеев или иннуитов права на владение информацией о мире, которая доступна нам? Должны ли люди в пустынях и болотах знать о большом адронном коллайдере и об экзопланетах, помимо известных им фактов, что боги создавали землю на гончарном круге? Должен ли у них иметься выбор — изучать молекулярную генетику в университетах или продолжать поклоняться Ункулункулу и ему подобным? Не слишком ли самонадеянно оставлять многочисленные сообщества индивидов, с такой же цепочной ДНК и с тем же уровнем развития неокортекса, что и у граждан метрополий, почти на одной ступени эволюционной иерархии вместе с нынешними антропоидами?

Я бы очень хотел задать эти вопросы Жаку-Иву Кусто, случайно встретив его где-нибудь в дельте Нигера или на Большом барьерном рифе. Но, к сожалению, капитан больше не ныряет с аквалангом.

А мне вспоминаются чернокожие австралийские дети, которых жестоко разлучали с родителями-аборигенами, и насильно обучали в школе по всем канонам классического английского образования. Я даже помню один слезливо-сентиментальный фильм о двух девочках, которые постоянно убегали от бессердечных белых людей, сажавших их за парты и учебники, в свою родную полупустыню, где соплеменники, как и 40 000 лет назад кидали бумеранги и занимались собирательством, по вечерам рассказывая у костра мифы и легенды о матерях-прародительницах — сёстрах Ваувалук, и о ящерицах-мухоловках, с которыми они обнаружили прямое филогенетическое родство.

Однако в итоге потомки тех несчастных детей сейчас стали приличными людьми, например, — всемирноизвестными художниками (уж точно, приличнее меня), и в совершенстве владеют английским языком, читая Шекспира без словаря (чем я тоже похвастать не в состоянии).

Я могу понять первобытных людей, которым снились умершие родственники и они выдумали культ предков, живущих в потустороннем мире, доступ в который открывается во время галлюциногенных ритуалов. Но я не могу взять в толк, зачем бороться за сохранение «обычаев старины» и провозглашать это «борьбой за сохранение культурного наследия», когда в 21 веке люди на Вануату прыгают вокруг деревянного барабана с торчащими из задниц листьями и перьями и гордятся, что продолжают жить в традиционном обществе, как их праотцы 40 000 лет назад.

Именно поэтому я бы посоветовал многочисленным адептам радикальных экологических и гуманистических организаций обратиться к своему славному прошлому, и для начала вернуться к использованию тягловой силы скота, а также к парусно-вёсельному флоту. Безусловно, в мегаполисах сразу же сбудется футурологический прогноз конца XIX столетия насчёт навоза, если, конечно, удастся быстро восстановить поголовье лошадей. Однако при нынешних технологиях переработки из него получилось бы много полезных удобрений и тепловой энергии. Но здесь появляется побочное действие, влияющее на изменение климата, в виде парникового эффекта от избытка тепла, получаемого на электростанциях, работающих на лошадином навозе.

А если уж быть совсем последовательным и идти до конца — таких электростанций вовсе не должно быть, как и вообще подобных вредных технологий. Иначе не только гетто «золотого миллиарда», но и детей природы в национальных парках этнографических аттракционов ждёт картина похуже, чем затопление Лондона в нечистотах от гужевого транспорта. Из научных открытий всё равно, как известно, на выходе получается только оружие.

Да, и конечно же, в первую очередь — сжечь все книги. Оставить надо только одну — самую правильную.

дхарма1.jpg