Военное производство

перед Великой отечественной войной и во время неё

Красная армия — кованый меч, 

Право трудящихся должен стеречь!

 Мы представляем вниманию читателя нашу статью, посвящённую главным образом военной экономике в годы Великой Отечественной войны советского народа и тому, что́ экономика вокруг себя выстроила.  

 Это статья о двух неразрывно связанных друг с другом элементах, проистекающих один из другого. Это статья о неоправданно забытом многими, казалось бы, правдивыми и честными историками аспекте войны. Он, однако, и является главным, что принесло победу советскому народу, надломившему в чудовищном противостоянии хребет мировому фашизму своей победой над его авангардом — над Третьим Рейхом.  

 В последнее время появилось великое множество правдорубов всех мастей из состава группы цифровой истории, и многим из них стоит воздать должное, ведь они развенчивают и уже успешно развенчали множество мифов о Великой Отечественной войне, внеся посильный вклад в создание верного представления о ней.

 Мы слышим множество высказываний о героизме советского народа, о профессиональности командиров и мужестве бойцов. Так, от товарища Исаева мы слышим чуть ли не оды товарищу Жукову, товарищ Яковлев восхваляет гений вождя народов и генералиссимуса Советского Союза — товарища Сталина, но всё это отводит взор людей от самого главного — от экономики. Без еды и её доставки вовремя даже самый крепкий воин упадёт от изнеможения. Без привозимых в срок боеприпасов даже самый меткий воин окажется без возможности поражать цели. Без винтовки даже самый мужественный воин принесёт пользу лишь тем, что враг потратит на него лишнюю пулю. Без орудий даже самая стойкая оборона была бы прорвана механизированной лавиной Панцерваффе в миг. Без миномётов не вышло бы накрывать вражескую пехоту в наступлении и обороне. Словно бы забывая обо всём этом, некоторые бросаются твердить о величии советского человека, закрывая глаза на то, что и породило этого самого советского человека — на социалистическое хозяйство. И поэтому мы считаем нашей обязанностью внести свою лепту в этот вопрос с целью очищения марксизма от маргинальной пошлости, в рамках продвижения исторически революционного и единственного истинно верного мировоззрения, и выпустить эту статью. 

 Мы приурочиваем эту статью к стотрехлетию образования Рабоче-Крестьянской Красной Армии и восьмидесятой годовщине начала Великой Отечественной войны. В эту знаковую для всего прогрессивного человечества дату Совет народных комиссаров создал на базе прошлых красных подразделений новый орган классового господства пролетариата над буржуазией, а уже через сутки был создан Рабоче-Крестьянский Красный Флот. Новая армия, олицетворив собой единство рабочего класса в борьбе против эксплуатации, заменила собой добровольческие формирования вооруженных рабочих и крестьян, а также отряды революционных солдат и матросов в лице Красной гвардии постоянной армией, которая пусть и имела буржуазно-подобную форму, но содержательно была пролетарской. Именно эта армия позже стала фундаментом для замены её всенародным вооружением в ходе Великой Отечественной Войны. И именно эта армия разгромила псов-атаманов, белогвардейцев, интервентов и анархистов в Гражданскую войну, именно эта армия сокрушила фашистские хищнические войска, что желали задушить огонь пролетарской революции, и именно эта армия сорок с половиной лет держала в животном ужасе мировую буржуазию вплоть до своей гибели в 1991 году. Эта армия занесла над буржуазией карающий меч коммунистического революционного правосудия, и этот меч вновь поднимется вверх, пусть враги и думают, что призрак коммунизма растворился дымкой!  

 

Белая армия, чёрный барон —

Снова готовят нам царский трон!

 Не смешно ли, что про решающую роль советской экономики в Великой Отечественной войне порой не вспоминают и в порой поистине монументальных трудах историков, однако, например, про важную роль производства в Северной войне упомянули даже в учебнике истории для учащихся восьмых классов средней школы:

 «Не менее важно было создать собственную военную экономику. Её начало было положено передачей царём Никите Демидову казённого Невьянского завода на Урале. В 1701—1704 гг. по указу Петра заводчиками Демидовыми на Урале были построены первые в стране крупные металлургические заводы. Они производили железо, чугун, пушки, лафеты, ядра для нужд армии. Создавались казённые мануфактуры по выпуску пороха и стрелкового оружия, сукна для обмундирования. В результате завод Демидовых в Каменске-Уральском уже в 1703 г. дал почти 600 пушек — в 4 раза больше, чем Россия потеряла под Нарвой».
 

 Однако, когда разговоры заходят о полноценной «войне моторов», в которой задействованы миллионы и даже десятки миллионов человек, число расходуемых боеприпасов измеряется миллионами тонн, а снабжение даже одного дня требует поставки полностью загруженных 250–280 товарных вагонов; о войне, исход которой решают не отдельные солдаты и даже не армии, а вся совокупность государственной оборонной промышленности, в которой бои приобретают фронтовой характер, почему-то забывают говорить о роли экономики в ходе войны и её вклада в достижение таковой. Разобраться с этой несправедливостью мы в статье и попытаемся.

 Эту тему необходимо начать непосредственно с того, откуда есть пошла советская промышленность, а именно с царской России перед Первой мировой и Гражданской войны.

Прежде чем начинать говорить о хозяйстве страны советов, следует сказать, с каких именно «высот» начинала своё шествие социалистическая экономика. 

 Начнём с наиболее важных показателей экономики Российской империи в столь любимом всякими монархистами 1913-м году:

Чугун — 4 216 000 тонн

Сталь — 4 231 000 тонн

Прокат — 3,5 миллиона тонн

Добыча железной руды — 9,2 миллиона тонн

Уголь — 29,1 миллиона тонн

 Данные показатели весьма существенны и составляли пятую экономику мира на 1913 год. Однако, как известно, разница между 1 и 5 местами зачастую кратная. Прежде всего отметим, что Соединённые Штаты вполне объективно заняли лидирующее место в мировой политике, учитывая концентрацию промышленности в самих штатах. Что же можно сказать при кратком сравнении основных показателей с другими империалистическими странами?

Таблица 1.png

 Если с той же Францией (и то без учёта колоний) ситуация более-менее сопоставимая, то в случае с Великобританией и Германией разница становится катастрофической. Что уж говорить о США, в которых было сосредоточено до 50–52% мировой промышленности. 

Безусловно, с 1870 года наметился значительный рост всех основных показателей промышленного производства, однако переломить отстающее положение России по сравнению с основными «западными партнёрами» не получилось даже к 1913 году. Куда более тяжёлой становится эта разница при непосредственном рассмотрении военного производства. 

В чём причина отставания России от Запада? Виной тому затяжной феодализм, продолжавшийся до 1861-го года и приведший к значительному отставанию России от стран Западной Европы и США. Читатель, вероятно, заметит, что темпы роста добычи угля и выплавки стали и чугуна в России обгоняют таковые у Франции, Германии и Великобритании. Может возникнуть недоумение — как полуфеодальная Россия могла иметь столь большой рост экономики? Причина этих успехов кроется в том, что к моменту первой крупной победы над феодализмом в 1861 году в России капитализм едва развивался. В момент начала наступления буржуазии Россия стала гораздо более открытой для иностранных вливаний, а также развития производства собственной буржуазией, которую более не сдерживала феодальная диктатура. 

 

 На начало войны Россия имела армию в 1 423 млн человек, 6 848 лёгких орудий и 240 тяжёлых, обладала самым большим авиапарком из всех стран-участников, 4,6 млн винтовок и 400 000 револьверов. Этого более чем хватало для имеющейся армии. Также Россия имела запас по винтовочным боеприпасам почти в 2,4 миллиарда патронов.

 Великобритания и Франция, например, к началу войны обладали армиями в 0,4 и 0,8 миллиона человек соответственно, 1 500 и 3 960 лёгкими орудиями; 500 и 688 тяжёлыми орудиями, авиация составляла 30 и 156 самолётов соответственно.

 Основные противники Антанты — Германия и Австро-Венгрия — на начало войны имели в армиях 0,768 и 0,49 млн человек соответственно. Центральные державы обладали 6 329 и 3 104 лёгких орудий, а также 2 076 и 586 тяжёлых орудий по самолётам. Германия на начало войны имела самое большое отношение артиллерии к общей численности армии, а количество тяжёлой артиллерии было больше, чем среди всех остальных стран-участников на начало войны вместе взятых. Германия обладала авиапарком на 232 машины, а Австро-Венгрия на 65.

 

 Это, безусловно, давало России ряд преимуществ в начальный период войны. Однако, как и в целом в экономике, благостная картина оказалась весьма ошибочной — фактически Россия представляла из себя достаточно большой склад оружия, но покрывать потребности восполнения типов вооружений возможным не представлялось.

 Уже в начале войны в русской императорской армии оказалось свыше 5,3 миллионов человек, благодаря чему значительно повысились потребности в оснащении армии, а в результате так называемого «великого отступления 1915-го года» и всё продолжающейся мобилизации (всего за время войны было призвано 15,8 миллионов человек) потребовалось произвести 7,9 млн винтовок, а ежемесячные потери в личном стрелковом вооружении составили около 200 000 штук в месяц при собственном производстве в 44 000, что только усиливало недостаток вооружения.

Более того, на начало войны оружейный завод в Туле производил порой по 1–5 винтовок в месяц, что дополнительно усугубило процесс наращивания производства.

 В целях улучшения снабжения армии царское правительство разместило широкие заказы вооружения за рубежом. Всего российское правительство потребовало поставки 5 млн винтовок, из которых было получено 2,4 млн шт.

 Главным поставщиком стала Япония, та самая, с которой девять лет до того была война. Причём закупки у той порой и вовсе доходили до идиотизма, поскольку происходил заказ винтовок Бердана, потерянных в ходе Русско-японской войны. Всего из Японии было получено свыше 768 тысяч «Арисак»; из Франции — 641 тысяч (в том числе система Гра – 450 тыс.; система Гра-Кропачек – 105 тыс.; система Лебеля – 86 тыс.), из Италии – 400 тысяч «Веттерли» и от Англии – 128 тысяч «Арисак». Также в США был размещён заказ на 1,8 млн винтовок Винчестера. 

Это создавало определённую путаницу, поскольку патроны одних систем не подходили к другим, и поэтому даже в том случае, когда патроны находились в распоряжении войск, ими не всегда было возможно воспользоваться.

 Суммарно количество импортного стрелкового оружия на 1915 год составляло 60% от общего числа.

 Однако все эти поставки, как и ожидалось, не были безвозмездными, и помимо золота, которое активно продавалось, главным источником валюты было зерно. Так, в 1915 году было потребовано поставить 15 млн пудов из которых было поставлено 11 млн пудов. В 1916 — 30 млн пудов, а в 1917 требования увеличили до 57 млн пудов зерна. При этом стоит отметить, что если к 1915 году запас продовольствия в войсках составлял 12–16 дней, то к 1916 он снизился до 6-дневного запаса.

 К середине 1916-го года положение несколько улучшилось. Так, к маю число обеспеченных патронами винтовок составляло уже 3,371 млн штук, а производство боеприпасов за 1915 год приняло значение в около одного миллиарда (при ежемесячном расходе в 200 млн), за 1916 было произведено 1,5 миллиарда. Всего за время войны 1914–1918 гг. Россия произвела 10,106 млрд шт. (13,5  поступило до конца 1918 года): 2,446 миллиарда патронов на начало войны и 3,8 миллиарда, произведённых за границей. Собственное же производство за время войны составило 3,88 миллиарда патронов.

 Возвращаясь к производству винтовок: к середине 1916-го года положение улучшилось, а доля импорта составляла уже 30% при ежедневном производстве  в 4 100 винтовок в день, и общего производства в 3,3 миллионов штук за всю войну. Этого, впрочем, оказалось недостаточно для покрытия потребностей собственных вооружённых сил.

 

 Куда более тяжёлая ситуация сложилась по пулемётам — даже в 1916 году удавалось производить по 37 пулемётов в сутки. Эбыло сравнимо с Италией, где данный показатель составлял 35 штук в сутки, что очень блекло в сравнении с Англией и Францией, в которых производство составляло 102 и 92 пулемёта соответственно. 

 Доля пулемётного оснащения в ходе войны была примерно такой:

Собственное производство — 27 927 штук,  

Импорт — 41 150 штук,

В целом варианты и пропорции поступления пулемётов в российские войска были следующие (%): 

Имевшиеся к началу войны — 5;

Выпущенные Тульским заводом — 36

Выпущенные за границей — 57

Трофейные — 2.

 

 Скажем пару слов и об артиллерийском снабжении царской армии. Главными производителями артиллерии были заводы: Путиловский, Обуховский, Пермской и Петроградский орудийный. Именно данными предприятиями было выпущено порядка 10 тысяч орудий (9.700) из 11.700 общего числа производства данного типа вооружения. Оставшаяся часть пришлась на временные военные заказы на Сормовский, Петроградский металлический, Коломенский и Лесснеровский заводы, которые в 1916–1917 годах произвели 2033 полевых орудия.

 Российская империя испытывала чудовищную, крайнюю недостаточность собственного производства, которое в некоторых случаях уступало остальным странам-участникам в 2–5 раз. При среднем производстве в 3.900 орудий в год, объективная потребность в них за 1916 г. составила 14 440 орудий, а в 1917 г. — 15 108. Это позволяло покрывать собственными производственными мощностями от ⅕ до ¼ необходимого количества артиллерии. Однако самая сильная недостача наблюдается именно во время «снарядного голода», который Российская империя так и не смогла устранить, производя в лучшем случае половину от необходимого количества боеприпасов. Даже в наилучшем для военной экономики 1916 году из необходимых 36 миллионов выстрелов экономика смогла произвести только 31, и это при условии катастрофической нехватки самой артиллерии.

 Также отсутствовала самодостаточность и в производстве пороха и взрывчатых веществ, приличную долю которых приходилось закупать из-за границы  В частности, собственное производство пороха в 1915–1916 гг. составляло в среднем 12.160 тонн. Потребность фронта в 1915 году составляла 28.800 тонн, а к 1916 году возросла до 48.000 тонн. Таким образом доля импортного пороха составляла ни много ни мало 58% в 1915 и примерно 75% в 1916 годах.

Не менее катастрофическая ситуация наблюдалась и в производстве взрывчатых веществ и даже в химической промышленности — удушающие газы, включая хлор, также приходилось закупать за границей.

 Всего за время войны странами-участниками было произведено:

Таблица 2.png

 

 

Это показывает общее состояние российской военной экономики в годы ПМВ. При условии нахождения на второстепенном фронте Россия понесла самые большие людские потери (2,4 миллиона), когда как Франция по разным оценкам потеряла от 1,4 до 2 миллионов человек, хотя именно Францию считают самой пострадавшей страной в ходе войны. 

 Россия не смогла удержать лидирующее место в авиационном парке и значительно отстала как в плане производства пулемётов, так и артиллерии, впрочем как и всего остального. Ряд отраслей и вовсе не существовал, как производства: минометное, ручных пулемётов, автоматов (не считая одной экспериментальной сотни автоматов Фёдорова, что непозволительно мало при условии того, что это для своего времени первая автоматическая винтовка, крупный выпуск которой мог бы дать огромное преимущество России при наличии у той нормальной промышленности), танков (если не говорить о недоразумении в виде «Царь-танка») и авиации.

 

 Отсюда можно понять, в каком плачевном состоянии находилась Россия в ходе Гражданской войны, которая только усугубила плачевность ситуации.

 Впрочем, было и одно белое пятно во всей полосе военно-экономических неудач России — это производство военных кораблей. Согласно постановлению от 1912 года «Программа усиленного судостроения 1912–1916 гг.» было предусмотрено строительство 8 линейных кораблей, 4 тяжелых крейсеров (броненосцев), 6 легких крейсеров, 53 эскадренных миноносцев и 24 подводные лодки. Стоимость заказа составляла около полумиллиарда золотых рублей.

 Если смотреть по общей таблице флотов в ходе Первой мировой войны:

Таблица 3.png

 

 

 Как мы видим, по большей части план производства морских сил был выполнен, исключая производство эскадренных миноносцев и тяжёлых кораблей, заказы на которые были размещены в Германии.

Красная армия — марш-марш вперёд!

Реввоенсовет нас в бой зовёт!

photo_2021-02-18 16.28.13.jpeg

 

 

Формирование РККА началось с преобразования частей Красной Гвардии, которые уже в августе 1917-го остановили попытку переворота Корнилова. В начале 1918-го года (15 (28) января) была создана Красная Армия. В первом абзаце декрета о её создании было написано:

 «Старая армия служила орудием классового угнетения трудящихся буржуазией. С переходом власти к трудящимся и эксплуатируемым классам возникла необходимость создания новой армии, которая явится оплотом Советской власти в настоящем, фундаментом для замены постоянной армии всенародным вооружением в ближайшем будущем и послужит поддержкой для грядущей социалистической революции в Европе», —

 под чем подписались:

Председатель Совета Народных Комиссаров

 В. Ульянов (Ленин).

Верховный главнокомандующий 

 Н. Крыленко.

Народные комиссары по военным и морским делам:

 Дыбенко и Подвойский.

Народные комиссары:

 Прошьян, Затонский и Штейнберг.

Управляющий делами Совета Народных Комиссаров

 Влад. Бонч-Бруевич.

Секретарь Совета Народных Комиссаров

 Н. Горбунов.

 

 Уже в марте была развернута широкая политическая работа в армии, был создан институт военных комиссаров, а доля партийных коммунистов, а чуть позже и комсомольцев, составляла до 7% общего состава и 20% командного состава (не считая комиссаров). Это позволило уже на ранних этапах создать дееспособную и организованную армейскую структуру, наладить в кратчайшие сроки агитационную работу — в 1919 году на фронтах и в армиях действовало свыше 1500 агитаторов, когда как во всех белых армиях находилось всего 80 (!) агитаторов. Была также налажена печатная работа, в тесном сотрудничестве РКП(б) и РККА. В 1919 году в армии было 180 000 коммунистов, в 1920 уже 278 тысяч.

 Численность боевого состава РККА к 1919 году достигла 440.000 штыков и сабель (а общая — 1,5 миллиона), в 1920 — 700 000 (общая — 5 миллионов человек). 

 Пиковое значение было достигнуто 1 октября 1920 г. — на фронтах находилось 2 361 000 человек при общей численности РККА в 5 498 000 человек.

 В среднем состав РККА имела такую социальную структуру: 18,8% — рабочих, 68% — крестьян, 13,2% — других.

Вооружение РККА

 

На советской территории в 1919 г. было выпущено 460 055 винтовок, 77 560 револьверов, свыше 340 млн винтовочных патронов, 6 256 пулемётов, 22 229 шашек, 152 трёхдюймовых орудия, 83 трёхдюймовых орудия других типов (зенитные, горные, короткие), 24 42-линейных скорострельных пушки, 78 48-линейных гаубиц, 29 6-дюймовых крепостных гаубиц, около 185 000 снарядов, 258 аэропланов (еще 50 отремонтировано). В 1920 г. выпущено было 426 994 винтовки (около 300 000 отремонтировано), 38 252 револьвера, свыше 411 млн винтовочных патронов, 4.459 пулемётов, 230 трёхдюймовых орудий, 58 трёхдюймовых орудий других типов, 12 42-линейных скорострельных пушек, 20 48-линейных гаубиц, 35 6-дюймовых крепостных гаубиц, 1,8 млн снарядов.

 Рабоче-Крестьянская Красная Армия в годы Гражданской войны понесла потери примерно в 54–55 тысяч человек, без учёта Советско-Польской войны, потерь партизанских и красногвардейских отрядов и Дальневосточной Революционной Армии.

 Одной из причин победы РСФСР стало завоевание уже в первые месяцы существования рабочей власти большинства промышленных районов Российской республики, что позволило снабдить армию в достаточной степени, чтобы одержать победу над частями интервентов и белых армий. 

Положение РСФСР в конце Гражданско-отечественной войны было поистине катастрофическим — в ходе 4 лет мировой войны, в ходе Гражданской войны, интервенции 19 иностранных государств, экономика России была практически уничтожена. Так, к 1920 году и началу 1921 года данные по данным категориям производства составляли:

 

Выплавка чугуна — 115 тыс. тонн (2,7% от 1913), 

Выплавка стали — 194 тыс. тонн (4,6% от 1913), 

Выпуск проката — 147 тыс. тонн (4,2% от 1913)

Добыча нефти — 6,6 миллионов тонн (72% от 1913 г.), 

Добыча угля — 7,85 миллионов тонн (27% от 1913 г.).

 

 Для сравнения: за 1718 год, во времена Петра I, было выплавлено:

стали — 193 292 тонны; 

чугуна — 108 784 тонны. 

 Таким образом, только что вышедшая из практически восьми лет войны Страна Советов оказалась отброшенной не то что к довоенному состоянию — но к началу XVIII века.

Ещё одной головной болью стал износ оборудования. Как сообщалось в одном из отчётов, «...к 1921 году в заводской организации возникли разрушительные процессы, развивавшиеся с течением времени прогрессивно: ухудшилось качество изделий, повысился процент брака, нарушились установленные нормы расхода материалов на единицу изделия». (ГАРФ ф.8418, оп.16, д.1, л.285.)

 Процесс восстановления военной отрасли затянулся ввиду переориентации экономики на гражданскую сферу, а также общего упадка промпроизводства страны и первостепенной необходимости восстановления товарооборота внутри государства. Положение дел начало улучшаться только к 15 декабря 1926-го года с образованием  по приказу ВСНХ СССР четырёх военно-промышленных трестов: орудийно-арсенального (14 предприятий), патронно-трубочного (8 предприятий), военно-химического (12 предприятий) и оружейно-пулемётного (5 предприятий). Позже к ним добавился и авиационный трест (11 предприятий).

 

Мы раздуваем пожар мировой —

Церкви и тюрьмы сравняем с землёй!

 

 

 К 1927–1928 годам производство вышло на показатели 1913-го года по большинству статей:

Чугун — 3,3 млн тонн

Сталь — 4,3 млн тонн

Прокат — 3,4 млн тонн

Железная руда — 6,1 млн тонн

Уголь — 35,5 млн тонн

Нефти — 11,5 млн тонн (против 9,2 в 1913 году)

 

 Производство металлорежущих станков увеличилось с 1,5 тысяч штук в 1913 до 2 тысяч штук в 1928 году. Началось производство первых тракторов, которое отсутствовало в царской России, а к 1927–1928 годам уже насчитывало 1,3 тысячи штук. Производство магистральных паровозов увеличилось с 477 до 479 к 1928 году. Производство вагонов с 9,7 тыс. шт в 1913 году упало до 7,9 тыс. шт в 1928. Однако в двухосном исчислении их количество увеличилось с 9,7 тыс. шт в 1913 до 10,6 тыс. шт в 1928 году. Уже в 1927 был налажен выпуск первых грузовых автомашин, которых было произведено 700 штук в первый же год.

 Безусловно, восстановление в ряде отраслей промышленности к 1928 году было ещё далеко не закончено. Впрочем, во многом к 1928 году стала очевидна неизбежность мировой войны, а с наступлением мирового экономического кризиса в 1929 году всякие сомнения в этом отпали. Главная задача НЭПа заключалась в подготовке материальной базы для последующей индустриализации, и её исполнение было уже завершено.

 Восстановление же ВПК к 1927–1928 годам происходило гораздо медленнее, чем в среднем восстановление (а в некоторых областях и вовсе развитие) по стране. Так, хотя производство боеприпасов к 1927 году и достигло 1,2 миллиарда патронов, что составило 80% от производства 1916-го года, в других областях дела были несколько хуже. Винтовок было произведено 489 тысяч штук против 1,3 миллионов в 1916. Артиллерийских снарядов было произведено около 6 миллионов, когда как в 1916 было произведено 31 миллион снарядов. Подобное положение дел не могло продолжаться дальше, и вопрос о восстановлении ВПК был чётко поставлен на X съезде РКП(б), в частности в резолюции «О грядущей империалистической войне» было сказано:

 «Десятый съезд РКП обращается к Исполкому III Интернационала с предложением выпустить манифест к пролетариям всего мира по поводу подготовляемой империалистами в течение последних лет и грозящей разразиться в ближайшее время войны из-за берегов Великого океана. Съезд считает необходимым, чтобы пролетариату было указано, что буржуазия вновь готовится к грандиозной попытке обмануть рабочих, разжечь в них национальную ненависть и втянуть в величайшее побоище народы Америки, Азии и Европы, а вслед за этим неминуемо и остальных частей света. Приближается последний час буржуазии, и пролетариат должен быть предупреждён.

 Вместе с этим съезд, особенно в связи с усилившимися за последнее время попытками контрреволюционеров восстановить господство буржуазии и царскую власть, обращает внимание рабочих и крестьян Советской России на то, что только при сохранении советского строя Россия будет избавлена от непосредственного участия в этой мировой войне. Всякое правительство, кроме Советского, неминуемо пойдет на поводу одной из групп борющихся империалистов и неминуемо вовлечет разоренную страну в еще большее, колоссальное разорение. Одной из основных причин помощи русским контрреволюционерам, оказываемой им капиталистами разных стран, является их стремление не только обратить Россию с ее многочисленным населением в колонию, но опять иметь ее в виде послушной „союзницы“, поставляющей своих рабочих и крестьян на убой для достижения империалистами своих корыстных и преступных целей».

 Это показали события 15-го съезда и последующие действия 1927–1928 годов. В частности, на Объединённом пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б), происходящем 29 июля – 9 августа 1927 г. Сталиным было высказано следующее:

 «Товарищи! Перед нами имеются две опасности: опасность войны, которая превратилась в угрозу войны, и опасность перерождения некоторых звеньев нашей партии. Идя на подготовку обороны, мы должны создать железную дисциплину в нашей партии. Без этой дисциплины оборона невозможна. Мы должны укрепить партийную дисциплину, мы должны обуздать всех тех, кто дезорганизует нашу партию. Мы должны обуздать всех тех, кто раскалывает наши братские партии на Западе и на Востоке. (Аплодисменты) Мы должны обуздать всех тех, которые раскалывают наши братские партии на Западе, имея в этом поддержку в лице пройдох Суварина, Рут Фишер, Маслова, путаника Трэна.

 Только так, и только таким образом мы можем встретить войну во всеоружии, стараясь одновременно пойти на некоторые материальные жертвы для того, чтобы отсрочить войну, выиграть время, откупиться от капитализма.

 Это мы должны сделать и это мы сделаем. Вторая опасность — это опасность перерождения. Откуда она идёт? Вот откуда (указывает на оппозицию). Эту опасность нужно ликвидировать. (Продолжительные аплодисменты.)»

 Как показали дальнейшие события, эти слова были полностью подтверждены.

 

 Отдельно отметим, что уже 5-го июля 1927 года было отдано распоряжение об усилении пропускной способности железнодорожного транспорта, в том числе и для возможности эвакуации промышленных предприятий в кратчайшие сроки.

 В СССР в течении второй половины 20-х годов и начала 30-х принимались серьёзные меры по обеспечению боеспособности вооружённых сил, которые сталкивались с трудностями объективного характера ввиду всё ещё не достаточной промышленной базы, усиленной замены оборудования и постепенного введения в строй новых типов вооружений. Всё это значительно усложнило процесс быстрого наращивания выпуска военной продукции, однако, кроме всего этого, были и субъективные факторы, осложняющие процесс.

 Главными из этих факторов были вредительство и недостаток квалификации персонала оборонных предприятий, особенно в отношении новейшего и импортного оборудования.

25 февраля 1930 г. Политбюро ЦК ВКП(б) принимает постановление «О ходе ликвидации вредительства на предприятиях военной промышленности». В постановлении указывалось:

 

 «Заслушав доклад ОГПУ о ликвидации на предприятиях военной промышленности последствий вредительства, ЦК ВКП(б) констатирует, что до настоящего времени во всей военной промышленности не принято достаточных мер по ликвидации этих последствий и до сих пор имеет место выпуск военной продукции с повышенными боевыми качествами во всех военных производствах. ...Необходимы героические усилия для того, чтобы наверстать упущенное». 

(РГАЭ ф.2097, оп.1, Д.890, л.4–5)

 Зачастую главными инициаторами вредительских акций являлись инженеры и управляющий персонал трестов.

 Серьёзное поражение вредительским элементам удалось нанести только к концу 1930-го года, а именно 24 декабря 1930 г., когда было принято постановление СНК СССР об упразднении Распорядительного заседания Совета труда и обороны, которое на протяжении нескольких лет возглавляли А. И. Рыков и его заместитель Я. Рудзутак. Вместо РЗ СТО при СНК СССР формируется Комиссия Обороны в следующем составе: И. В. Сталин, В. М. Молотов, К. Е. Ворошилов, Г. К. Орджоникидзе и В. В. Куйбышев (ГАРФ ф.8418, оп.8, д.2, л.471).

 

 Тем не менее, уже к началу 30-х годов был составлен мобилизационный план:

Таблица 4.png

 

Источник: ГАРФ ф.8418, оп.17, д.2, л.246–249.

 

 Однако последствия систематического вредительства ещё предстояло преодолеть. Так, например, общий процент выполнения планов производства военного снаряжения в среднем за 1932 год был выполнен на 43% от поставленного. В 1933 году положение несколько улучшилось, и доля выполненного плана уже составляла 60%.

Таблица 5.png

 

 

Источник: ГАРФ ф.8418, оп.25, д. 14, л.2–3.

 

 Дополнительную проблему создавал фактор определённой самостоятельности предприятий, которые могли повышать цены, что приводило к сокращению произведённой продукции и срыву сроков военных заказов. В начале 1932 г. из общей суммы заказов на вооружение и боевую технику в размере 1 275 млн руб. было заключено договоров на сумму 1 056,5 млн руб. или 83%.

Однако была ещё и проблема нерационального расходования наличных средств как по причине недостатка профессионализма, так и банально из-за проблем с обеспечением производственного процесса.

 Например, нарком тяжёлой промышленности Сергей Орджоникидзе писал 3 июня 1933 г. о причинах невыполнения артиллерийскими заводами производственной программы:

 «За последние годы проделана большая работа по техническому переоснащению орудийных заводов. Завезено громадное количество нового импортного оборудования, а такие заводы, как „Баррикады“ и строящийся Сормовский, целиком оснащены новой техникой. Основная проблема – отсутствие налаженного технологического процесса массового производства.

 Орудийные заводы и до настоящего времени производят свою продукцию в основном теми же методами, которыми орудия делались десятки лет назад. Слишком много усилий тратится на пригонки-притирки деталей. Операции эти, как правило, осуществляются без технических приспособлений, вручную, и требуют большого количества высококвалифицированных рабочих. На каждую пушку, от мартена до завершения сборки, уходит не меньше 8 месяцев.

Орудийные заводы превращаются в склады неукомплектованных деталей, или, лучше сказать, кустарные мастерские. Например, на заводе № 8 изготовлено орудийных тел и деталей на 800 систем, а сдано на вооружение только 45 систем. Остальные системы никак не могут отладить».

 Даже к концу первой пятилетки положение дел оставалось весьма напряжённым.

Таблица 6.png

ГАРФ ф.8418, оп.25, д.14, л.2–3.

 

 Своеобразный итог первой пятилетки в вопросах военного обеспечения РККА был оформлен 27 марта 1933 г. военным атташе Германии в СССР О. Гартманом:

 «Промышленность страны ещё не в состоянии удовлетворить самые необходимые массовые потребности. Совершенно исключается возможность полного или частичного удовлетворения всем необходимым мобилизованной армии. ... Я также не разделяю мнения, что Красная Армия в состоянии вести оборонительную войну против любого противника, потому что общее положение и состояние страны не позволяет армии развернуть все необходимые силы (например, на Дальнем Востоке). Сила Советского Союза в представлении внешнего мира покоится на его малоизвестной военной мощи, трудно уязвимых обширных просторах, невозможности изучить его внутреннее состояние и, наконец, на тех многочисленных затруднениях, с которыми вероятные противники СССР должны бороться в своих собственных странах. Все эти обстоятельства усиливают престиж Советского Союза и дают неисчерпаемые возможности для ведения удачной внешней политической игры».
 

 Стоит отметить, что даже в 1933 году Военная администрация Третьего Рейха обращала значительное внимание на возможную поддержку рабочих других стран в случае намеренных действий против СССР, что говорит о значительных ролях международного рабочего движения и Коммунистического Интернационала. 

 Прежде чем продолжать разговор о непосредственно военном производстве и причин его резкого роста во второй пятилетке, необходимо выяснить общие экономические показатели основных отраслей. 

 Всего по некоторым ключевым показателям за 1932, 1937 и 1940 года картина следующая:

Чугун — 6,2 — 14,5 — 14,9 млн тонн соответственно

Сталь — 5,9 — 17,7 — 18,3 млн тонн соответственно

Прокат — 4,4 — 13,0 — 13,1 млн тонн соответственно

Железная руда — 12,1 — 27,8 — 29,9 млн тонн соответственно

Уголь — 64,4 — 128,0 — 165,9 млн тонн соответственно

Нефть — 21,4 — 28,5 — 31,1 млн тонн соответственно

Металлорежущие станки — 19,7 — 48,5 — 58,4 тыс. шт. соответственно

Тракторов — 48,9 — 51,0 — 31,6 тыс. шт. соответственно (интересный факт — к 1950 году производство тракторов достигло 108,9 тыс. шт.).

 

 Государство прекрасно понимало критическую роль логистики в предстоящей войне. Оно понимало, что столь крупная война будет поглощать каждый день сотни и даже тысячи тонн стали, угля, нефти, бензина, хлеба, патронов и т. д. В подобной войне своевременное обеспечение вооруженных сил становится порой решающим фактором ведения боевых действий. С выполнением этой, и не только этой цели (поскольку транспорт является крайне важной частью и гражданского строительства) за период с 1932–1937–40 года было произведено:

магистральных паровозов — 827 — 1 172 — 914 штук,

вагонов:

 в физических единицах — 15,2 — 29,8 —  30,9 тыс. штук

 в двухосном исчислении — 20,2 — 58,8 — 54,8 тыс. штук

грузовых автомашин — 23,75 — 180,3 — 136 тыс. штук

 

 Производство рельс в тыс. тонн:

широкой колеи — 362,8 (за 27-8 гг.) — 428,31 — 107,7 — 1173,6,

узкой колеи — 38,2 (за 27-8 гг.) — 68,1 — 152,6 — 186,7.

 

 Общая численность ж/д путей увеличилась с 58,5 тыс. км в 1913 до: 

76,9 — 81,8 — 84,9 — 105,3 тыс. км в 1928–1937–1947 и 1940 соответственно.

 Среднесуточная погрузка всех грузов на железных дорогах, тыс. вагонов: 

—  27,4 (в 1913) — 32,3 (за 27-8 гг.) — 51,4 — 89,8 — 97,9

 Перевезено грузов: — 132,4 (в 1913) — 156,2 — 267,9 — 517,3 — 592,6 млн тонн.

 Также обмолвимся парой слов о автомобильном транспорте в народном хозяйстве:

Протяжение дорог с твердым покрытием, тыс. км: 

24,3 (в 1913) — 32,0 — 44,5 — 83,9 — 143,4

Автомобильный парк в народном хозяйстве СССР, тыс. шт.:

8,8 (в 1913) — 18,7 — 73,0— 431,8 — 815,4

перевозка грузов в млн тонн: 

10,0 (в 1913) —20,0 — 100,0 — 569,1 — 858,6.

 

 И так далее. Впрочем, не стоит сейчас вдаваться в самостоятельный разбор темы индустриализации, так как эта тема максимально обширная и важная. Сейчас просто покажем взаимосвязь развития промышленности и усиления военного производства (с которым зачастую и связано падение ряда показателей к 1940 году). Всё это стало базой, на которой и стала возможна героическая победа советского народа в Великой Отечественной войне. Уже во второй половине 30-х годов началось значительное наращивание военного производства.

Таблица 7.png

 Источник: ГАРФ ф.8418, оп.25, д. 14, л.2–3.

 

 Показатели по некоторым статьям выросли более чем в 2 раза (артснаряды), а средний выпуск оружия увеличился за 2 года более чем на 20–30%. В ряде отраслей уже удалось достичь уровня плана, а в танковой промышленности даже превзойти его требования. Значительно увеличилось производство орудийных систем и самолётов. Однако мы можем наблюдать крайнюю недостачу в артиллерийских системах и в то же время перевыполнение плана производства танков. Одной из причин этого является попытка реализации доктрины «50 тысяч танков» Тухачевского. 

 В сравнении с 1934 годом производство увеличилось: в артиллерии на 22%, в снарядах на 340%, в винтовочных патронах на 370% и в танках на 26%. Однако для успешного ведения войны этого было всё ещё катастрофически недостаточно, и в следующие несколько лет и особенно во время третьей пятилетки число оборонных заказов постоянно возрастало.

 Всё ещё остро стоял вопрос о бракованной продукции — доля брака в различных областях в 1935–1936 годах составляла от 7,2% (в машиностроительной промышленности) до 15,7% (в артиллерийских трестах). 

 Объективная необходимость борьбы с вредительством, высокий уровень брака и излишняя самостоятельность военных трестов привели к тому, что в январе 1937 г. было введено «Положение и структура Народного Комиссариата оборонной промышленности», которое заменяло собой многие из старых трестов под единым началом государственных структур. Этот шаг позволил как значительно снизить расходы на военные приготовления, так и увеличить контроль над выпуском военной продукции. Разгром заговорщической группы Тухачевского, в свою очередь, позволил освободить большие средства с малоперспективных проектов, на которые ранее тратились значительные средства. Среди них можно выделить: курчатовские безоткатные орудия, они же динамореактивные орудия (крайне капризные в эксплуатации, а по своим боевым характеристикам значительно уступавшие даже старым образцам вооружения, не говоря уже о «конкурентах» из других стран), и телеуправляемые танки. Была свернута практика производства «экспериментальных» партий вооружения числом в сотни экземпляров и т. д. 

Все эти мероприятия позволили уже в скорейшем будущем обеспечить практически полное выполнение военных заказов и постоянное наращивание производства.

 В сравнении с 1937 годом за 1938 год увеличен выпуск арт. орудий в 2,3 раза; артиллерийских снарядов в 3,2 раза; производство мин возросло в 10 раз; авиабомб — более чем в 4 раза, винтовок — в 2 раза, патронов — в 2,5 раза; в строй входили новые типы вооружений. Так, в 1938 году было развёрнуто широкое производство 203-мм гаубицы Б-4, которых за 1937 год было произведено 42 штуки, а за 1938 — уже 124. Готовился к введению в производство танк Т-34.

Таблица 8.png

Источник: ГАРФ ф.8418, оп.25, д.14, л.2–3.

 Во время первых лет третьей пятилетки производство только наращивалось. При этом жертвовали даже выпуском мирной продукции.

 Данные о выполнении промышленностью плана текущих заказов НКО СССР на основные виды военной продукции за указанный период:

Таблица 9.png

 

 

 Источник: ГАРФ ф.8418, оп.25, д.14, л.2–3.

 Именно в таком виде и встретила РККА и весь советский народ начало войны.

 

 

Мы охраняем трудящийся класс, 

Кто посмеет идти против нас? 

 

 Обратимся к справочнику «Артиллерийское снабжение в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», Москва-Тула, издательство ГАУ 1977 года.

 Количественный рост некоторых видов вооружения и боеприпасов в РККА в предвоенные годы:

Таблица 10.png

 Благодаря усиленной подготовке к войне за 18 лет удалось нарастить артиллерийский парк в 14,57 раза; винтовок и карабинов — в 5,24 раза; пулемётов — в 8,7 раза; артснарядов в 8,2 раза; винтовочных патронов — в 7,3 раза.

 Значительно возрастало производство ППД: 

1934 г. — 44 шт.

1935 г. — 23 шт.

1937 г. — 1 291 шт

1938 г. — 1 115 шт.

1939 г. — 1 700 шт.

1940 г. — 81 118 шт.

1941 г. — 5 868 шт.

 Наконец, вместе ППШ и ППД в 1941 г. — 98 644 шт.

 Наращивалось производство винтовок АВС-36: в 1937 году было создано 10 280 штук, а за 1938 год была произведено суммарно 24.401 штука.

 Было также налажено массовое производство самозарядных винтовок Токарева для боевых частей РККА. К 22 июня было произведено 1 031 861 СВТ и 65,8 тысяч АВС, 1289 тысяч револьверов, 91 тысяча ПП, 170 тысяч ручных пулеметов, 79 тысяч станковых пулемётов, 7 тысячи комплексных пулемётов, 2 тысячи крупнокалиберных. Более того, на 22.06.1941 винтовка Мосина была полностью выведена из штата подразделений стрелковой дивизии РККА, ведших ружейный бой. Кроме всего этого, РККА обладала огромным количеством артиллерийских установок. Наиболее тяжёлым было положение в танках и авиации, где подавляющее большинство действующих машин всё ещё занимали устаревшие образцы, что значительно осложняло боевое применение танковых частей и авиации, а потери первых дней войны значительно ослабили наличные резервы.

 Ещё одним и самым главным фактором успеха войск «оси» в период с 22 июня по 5 декабря 1941-го года является упреждение в мобилизации. На начало войны армия «оси» располагала личным составом ВС в 5 369 000 миллионов человек и 4 810 штуками танков и самоходных установок (немецкого производства). Активно использовались трофейные французские танки, количество которых на 22.06.41 составляло порядка 6 000 машин. А к середине 1942-го — только 650 готовых к бою экземпляров. «Ось» также обладала авиацией общей численностью в 4 873 самолёта и артиллерией в 50.485 орудий и миномётов. Плюс к этому в распоряжении Вермахта находилось ещё порядка 44 439 орудий и миномётов. Все эти силы были соединены в составе 197 армейских дивизий.

 Противостоящие им войска Западного, Прибалтийского и Киевского особых военных округов насчитывали войск общей численностью в 1,4 миллиона человек. ПрибОВО имел 348 863 человека, 1 348 танков и САУ, 1 814 самолётов и 7 467 орудий и миномётов. Из них непосредственно на границе 82 010 человек, 730 танков и САУ, 1 574 орудия и миномётов. 

Западный особый военный округ располагал общими силами в 791 445 человек, 4 413 танков и САУ, 2 129 самолётов и 16 151 орудий и миномётов. Из них на границе: 106 049 человек, 798 танков и 2 303 орудий и миномётов. Наконец, на направлении Киевского особого военного и Одесского военного округов находилось 1 412 136 человек, 8 069 танков и САУ, 4 696 самолётов и 26 580 орудий и миномётов. Из них на границе: 93 368 человек, 712 танков и САУ, 2 215 орудий и миномётов. 

 Необходимо также учитывать наличие порядка 153 608 бойцов и командиров войск НКВД в составе, главным образом, пограничных войск. Всего, таким образом, на границе СССР располагал силами в 434 тысячи человек без учёта северного участка фронта, что было более чем в 10 раз меньше противостоящей ему группировкам Вермахта и союзников Германии.

Это даёт понять причины столь быстрого развала обороны границы и стремительного продвижения «оси» вглубь территории СССР, что в совокупности с предательским решением Павлова и ко об игнорировании директивы №1 привело к Июньской катастрофе. 

Как можно понять, главная причина событий 41-го года — это упреждение СССР в мобилизации. Она была начата 15-го июня, а её завершение предусматривалось только к концу июля. Фактически наличная армия оказалась разрезанной на несколько больших частей: приграничные части, первый эшелон, оказавшийся с резервными частями приграничных округов в районе Минска, второй, в районе от Смоленска до Киева, и третий, находящийся ещё в Брянске. Это позволяло немецким войскам окружать и уничтожать подходящие части постепенно и не позволять таким образом наладить постоянную линию фронта.

 Стоит особо отметить, что даже в таких условиях руководство страны приняло все возможные меры по оказанию отпора противнику — уже в начале войны был утверждён план мобилизации и эвакуации промышленности, военные округа быстро сменились фронтами, а общая численность армии никогда не опускалась на недопустимо низкий уровень, даже несмотря на все драматические события 41-го года.

 Если заострить внимание на непосредственной потери вооружения, то за наиболее тяжёлый период 1941–42 годов она составила:

Таблица 11.png

 Всё это — результаты Белостоко-Минского, Уманского, Киевского, Вяземско-Брянского, Мелитопольского котлов, а также значительных потерь в результате поспешного отступления и так называемого «просачивания». Чего в этом отношении стоит одно только «бутылочное горлышко»! 

 Фактически утраты в видах вооружений за 1941 год превысили всё, что смогла произвести Царская Россия за всю Первую мировую войну, однако и этого оказалось решительно недостаточно, чтобы сломить боеспособность частей РККА. Так, в войска поступило дополнительно к имеющимся запасам 1 915 000 штук винтовок за вторую половину 1941-го и 5,358 млн за 1942 год. Более того, даже к концу 1941-го года ещё оставалось достаточно большое число самозарядных винтовок Токарева. Поэтому в ходе обороны Тулы ими активно вооружались не только части РККА, но и народное ополчение. Моральным воплощением этого может явиться показательный случай, когда один из немецких военнопленных, захваченных под Тулой, с округлившимися глазами рассказывал: «Мы не ожидали, что русские будут поголовно вооружены ручными пулемётами». 

 Из структуры стрелкового отделения, согласно штату 04/401 на 05.04.1941, были полностью исключены винтовки Мосина. Стрелковый взвод принял следующую структуру:

Таблица 12.png

 СССР стал первой страной в мире, в которой в стрелковом взводе была настолько высокая насыщенность самозарядными винтовками при весьма высокой насыщенности снайперами и автоматчиками. Для сравнения: в пехотном взводе Вермахта самозарядных винтовок в штате не было вообще, пистолет-пулемёт был только у командиров, а также только одна снайперская винтовка (когда как у РККА в штате — две СВТ). 

 За вторую половину 1941-го года было произведено свыше 6 524 танков и САУ, из них 1 214 танков Т-34; 30 746 орудий и миномётов и 8 200 самолётов. 

 Более того, уже за 1941 год удалось произвести и подать боеприпасов:

таблица 13.png

 Благодаря всему этому удалось компенсировать потери первых месяцев войны, сохранить общую боеспособность армии и даже отбросить противника от Москвы в конце 1941-го года и в январе 1942-го.

 Германия, например, за первые 13 месяцев войны, в период с 22.06.41 по 31.07.42 израсходовала:

таблица 14.png

 Героическое сопротивление всего советского народа, объединённого под грамотным управлением Коммунистической партии и Рабоче-Крестьянского правительства, как на фронте, так и в тылу, позволило сдержать натиск противника, истощить его резервы и выиграть сражение за эвакуацию.

 Фактически в летние месяцы 1941 г. пришлось демонтировать и вывезти из расширяющегося ареала прифронтовой зоны 1 360 крупных промышленных предприятий, из которых 455 разместилось на Урале, 210 – в Западной Сибири, 250 – в Казахстане и Средней Азии. Вместе с эвакуированными заводами и фабриками на Восток прибыли рабочие, инженерно-технические работники, служащие, их семьи. В 1941 г. в глубокий тыл было эвакуировано более 10 млн человек.

 По состоянию на начало октября 1941 г., по нашим подсчётам, было намечено к перебазированию не менее 65% предприятий военно-промышленных наркоматов из общего списочного состава.

таблица 15.png

В I квартале 1942 г. ситуация выглядела следующим образом:

16.jpg

 Источник: РГАЭ ф.4372, оп.93, д.70, л.220–250.

 Этот процесс не прекратился и в 1942-м году, так как в результате успешного наступления под контролем Германии оказалось ряд предприятий, которые уже были вывезены на восток. Пришлось проводить вторую волну эвакуации. С завершением эвакуации завершится и череда побед Германского оружия, и начнётся несколько месяцев упорных оборонительных боёв как на Южном и Юго-Западном фронтах, так и в районе Ленинграда.

 Удельный вес эвакуированных предприятий и Восточных районов в валовой продукции наркоматов оборонной промышленности, I полугодие 1942 г.:

17.jpg

 Источник: РГАЭ ф.4372, оп.93, д.583, л.84.

 Как можно легко заметить, на долю восточных и эвакуированных предприятий приходится свыше половины общего выпуска военной продукции, а по ряду отраслей — по 60% и более.   

В 1942-м году значительно улучшилось обеспечение военной части РККА. Было произведено 5 358 000 единиц стрелкового оружия (в 2,7 раза больше, чем в 1941), в том числе 264 148 штук СВТ, наращивалось производство нового пистолета-пулемёта Шпагина, а к 1943 году его производство достигло поистине огромнейших масштабов. Наращивалось производство военной техники. За 1942 год было создано 24 521 танков и САУ, из них 12 527 — Т-34 (это в 3,7 раза больше, чем в 1941 году), 128 092 орудий и миномётов и 21 681 самолётов.

 Было произведено боеприпасов: патронов — 4,117 млрд штук (в 2 раза больше, чем в 1941), артснарядов — 133 миллиона штук (в полтора раза больше, чем в 1941). Благодаря этому удалось уравновесить силы и в конце 1942-го перехватить инициативу и начать коренной перелом в войне.

 Окончательное развёртывание советской эвакуированной промышленности позволило закрепить успехи зимы 1942/1943 годов и окончательно достичь превосходства над противником. Последняя попытка противника заполучить преимущество, а вместе с тем окружить части двух советских фронтов в районе Курского выступа, закончилась полной катастрофой плана «Цитадель», а РККА перешла в решительное наступление, отбросив противника за Днепр. За этот год было произведено 5 080 000 единиц стрелкового оружия, среди которых было порядка 2 миллионов пистолетов-пулемётов Шпагина. К середине 1943 года уже треть штата обычной стрелковой дивизии составляли именно ППШ, которых всего за время войны было создано свыше 6 миллионов штук. По приказу ставки ГК №46175 от 22 мая 1943 г. командиры батальонов, рот, взводов и отделений официально стали вооружаться пистолетами-пулемётами, когда как до этого им формально полагалась винтовка Токарева или Мосина.

 

 По штату №04/551 в составе каждой стрелковой роты был создан взвод автоматчиков. Структура взвода автоматчиков такова:

18 2.png

 Всего в составе взвода находилось сорок человек, из которых один средний командир, девять младших командиров и тридцать бойцов. Из вооружения имелось 32 пистолета-пулемёта, шесть ручных пулемётов и две снайперских винтовки. Ни в одной другой армии на тот момент не было такого количества автоматического оружия.

 

 Было создано 23 873 единиц бронетехники, в том числе Т-34 — 15 821, орудий и миномётов — 130 295 и самолётов — 29841.

19.jpg

 Удалось значительно нарастить производство боеприпасов. Для всех типов стрелкового вооружения было создано 5955 миллионов патронов. Продолжало наращиваться и производство боеприпасов, число которых в 1943 году достигло уже 175 миллионов снарядов.

На протяжении всей войны огромное значение имел железнодорожный манёвр. Фашистская Германия прекрасно понимала его значимость, а потому уже в декабре 1941-го года при отступлении использовались поезда-разрушители типа «Крюк». После поражения на Курской Дуге и приказа о всеобщем уничтожении практика использования «разрушителя путей» стала всеобщей. Это значительно осложняло снабжение наступающей армии и заставляло периодически тормозить темп наступления, однако к тому моменту это уже не могло остановить продвижение РККА.

 В начале 1944-го года большая часть территории СССР была освобождена, а Третий Рейх уже находился на грани собственных возможностей. Германия всё ещё располагала значительными силами, которые могли оказывать серьёзное сопротивление. Однако общее положение дел в СССР стремительно улучшалось, и уже за 1944 год было произведено:

20.png

 Отметим, что замедление производства стрелкового вооружения связано с его общим избытком.

 

 

 После освобождения всей территории СССР (исключая только Курляндию), выхода из войны на стороне Германии Финляндии и Румынии, Болгарии, объявления войны оной со стороны Турции, а также открытия второго фронта в Европе гитлеровская власть оказалась обречена. Окончательно измотанная как морально, так и физически, армия уже не могла даже при наличии возможностей для ведения войны успешно сдерживать продвижение анти-гитлеровской коалиции. В результате Висло-Одерской наступательной операции Вермахт потерял убитыми, пропавшими без вести, ранеными и взятыми в плен свыше 600 000 человек, тем самым превзойдя даже итоги операции «Багратион». На побережье Балтики оказалось отрезано свыше полумиллиона человек, разгром которых продолжался ещё до апреля 1945-го года.

 С окончательной ликвидацией фланговой угрозы был нанесён последний удар по Берлину, битва за который стала самым масштабным сражением в истории человечества, сражением, в котором участвовало свыше четырёх миллионов человек с обеих сторон без учёта подходящих с запада  англо-американо-французских войск. 

 За неполные пять военных месяцев 1945-го года было произведено:

Стрелкового оружия: 1 412 000 единиц

Артиллерийских систем: 61 833 штуки 

Танков и САУ: 16 227 штук

Самолётов: 15 658 штук

Патронов: 3 263 миллиона штук

Артиллерийских снарядов: 87,8 миллиона штук

Красная армия — кованый меч, 

Право трудящихся должен стеречь! 

 

 

 Подводя итоги, следует сказать о нескольких важных факторах. Начнём с роста объёма военного производства у Рейха.

 В годы первой империалистической войны 1914–1918 годов Францией, Германией и Австро-Венгрией было произведено: 

миномётов: 15 000 штук,

орудий: 103 100 штук,

самолётов: 104 900 штук,

автомобилей и грузовиков: 175 000 штук.

 В годы Великой Отечественной войны советского народа и Австро-Венгрия, и Франция были под контролем Германии и поэтому увеличивали экстенсивно её экономику, поэтому взять общие числа вполне правильно. Так вот, за 23 года развития, как говорят, счастливого и капиталистического, мы наблюдаем следующие показатели:

миномётов: 68 000 (рост 453%)

орудий: 102 100, или 99,03% (спад 0,97%)

самолётов: 78 900 штук, или 75,21% (спад 24,78%)

автомашин и тягачей: 375 000 штук (рост 214,28%)

 

Источник информации: «Промышленность Германии в период войны 1939–1945 гг.», стр. 189–191.

 

 А теперь посмотрим на Российскую империю:

миномётов: 0

орудий: 11 700 штук  

самолётов: 3500 штук

автомобилей и грузовиков: 20 000 штук

винтовок: 3,3 млн штук

патронов: 3,3 миллиардов штук

арт. снарядов: 67 миллионов

пулемётов: 27 922 штук

 

 Благодаря исключительным усилиям советского руководства и всего социалистического производства, а также героически проведённой в максимально скорые сроки индустриализации страна была подготовлена не только к войне, но и к тяжелейшей утрате 41-го года. Картина по типам вооружений такая:

миномётов: 347 900 штук, рост — бесконечно выше

орудий: 188 100 штук, рост — 1607%

самолётов: 108028 штук, рост —3086,51%

автомобилей и грузовиков: 205 000 штук, рост — 1025%

винтовок: 14 506 666, рост — 439,59%

патронов: 25 452 миллиардов, рост — 770%

арт. снарядов: 663,3 миллиона, рост — 990%

станковых пулемётов: 289062 штуки, рост — 1035%.

 Кроме этого, число произведённых за время войны ручных пулемётов составило 732 114 штук.

И это с учётом того, что производство в Польше составляло 1/8 от всего производства Российской империи и с учётом того, что уже в 1941 году СССР потерял внушительную часть своей промышленности как от бомбардировок и разрушений, так и из-за вывоза на восток, что видно на примере производства стали. Если в 1940 году было произведено 18,3 миллионов тонн стали, то за вторую половину 1941-го года всего было произведено 7,101 млн тонн стали. 

 Наконец, скажем пару слов про силы союзников:

 «До войны вооружённые силы Англии комплектовались путем найма. В июле 1939 г. вступил в силу закон об обязательной воинской повинности, на основе которого до конца войны было призвано 3,4 млн человек; около 1,9 млн человек вступили в вооружённые силы по найму. Национальные войска доминионов и колоний находились под полным контролем английского командования, получали английскую военную технику и использовались в соответствии с коалиционной англо-американской стратегией. Наиболее боеспособными были войска, которые участвовали в военных действиях на Средиземноморском и Западноевропейском театрах».

 «Численность американских вооруженных сил к декабрю 1941 г. достигла 2 млн человек. После вступления в войну США провели мобилизацию, развернули подготовку призванных контингентов и к концу 1943 г. довели их численность почти до 10,5 млн.

 Из общего количества мобилизованных на военную службу более 10 млн человек было призвано по закону о воинской повинности, а остальные — за счет найма и вербовки, а также включения в регулярные вооруженные силы резервных контингентов (национальной гвардии и других)».

 Из этого прекрасно видно, что совокупных сил Британии и США уже к середине 1942-года было достаточно для ведения боевых действий в Европе. Это заставило Германию расходовать свои силы на два крупных фронта. Однако союзники тянули с началом боевых действий в Европе до лета 1943-го года (Италия), а серьёзный и крупный фронт и вовсе был открыт лишь 6-го июня 1944-го года. Это ещё раз подтверждает тезис не только о решительном вкладе СССР в победу над фашизмом, но и о крайнем желании союзников оттянуть окончание войны с целью максимально измотать СССР. Более того, достаточно иронично на данном фоне то, как западные исследователи оценивают Вторую мировую войну. Например, в Британской энциклопедии («Britannica») в первом абзаце написано: «There can be no real statistical measurement of the human and material cost of World War II. The money cost to governments involved has been estimated at more than $1,000,000,000,000 but this figure cannot represent the human misery, deprivation, and suffering, the dislocation of peoples and of economic life, or the sheer physical destruction of property that the war involved».

 То есть, как мы видим, для буржуазных исследователей, не имеющих никакого советского культурного, этического наследия, не имеющих памяти о чудовищных потерях собственного народа, потери денежные стоят первее потерь людских, и упоминание вторых словно бы стои́т чисто чтобы было, чтобы совсем бесчувственными гадами не казались.

 Советская социалистическая экономика, направленная Коммунистической партией и Рабоче-крестьянским правительством, явилась для всего человечества абсолютно неповторимым примером того, насколько стремительно возможно преобразование крайне отсталой, аграрной страны, существование и развитие которой всецело зависит от иностранных инвестиций и политика которой измеряется объёмом долга перед той или иной западной державой, и, что самое главное, страны, что находилась в руинах после 8 лет постоянной войны как с внешними, так и с внутренними врагами. За неполные 24 года своего существования (из которых только 17 — годы мирного существования) СССР оказался способен увеличить свою долю в мировом производстве в целом в 4,5 раз, нарастить собственное производство более чем в 5–8 раз, а по некоторым показателем более чем в 10 раз, увеличить национальное благосостояние в 11 раз (с 21 миллиарда рублей в ценах 26/7 на 1913 год до 128,3 миллиардов рублей в 1940 году). Смог за три неполные пятилетки создать не просто крайне боеспособную армию, но армию, что способна выдержать удар самой опытной армии на планете, получавшей снабжение почти со всей континентальной Европы; выстоять в тяжелейших условиях отступлений 1941-го года и разгромить противника не только на своей земле, но беспощадным могучим ударом отбросить его и ударить в сердце мирового фашизма. 

 Фашистская Германия со своими союзниками, направленная империалистами всего мира на войну с Советским Союзом, была наголову разгромлена. Гитлер, ставший вскоре лидером всей Европы, по ходу своего восхождения снабжался буржуазией не только германской, но и английской и американской. Установив открытую террористическую диктатуру наиболее реакционных, наиболее шовинистических и наиболее империалистических элементов финансового капитала, буржуазия, используя НСДАП как свою марионетку, создала самый чудовищный в истории режим. Они сами вручили национал-социалистам мощнейшую машину пропаганды, которая взрастила идеологический фанатизм в головах миллионов немцев, итальянцев, румын, болгар и других.

 На руках капиталистов — десятки миллионов загубленных жизней. Именно они задавили пламя революции в Германии и Австрии, именно они беспощадно расправились с героическим сопротивлением немецких рабочих, направленных Коммунистической Партией Германии, разгромив Красный Фронт. Убив и сгноив в концлагерях тысячи коммунистов и наиболее сознательных пролетариев, они лишили идеологической основы пролетариат Германии. Уже были воспитаны целые поколения фанатиков, но даже тогда капиталисты всё ещё боялись призрака коммунизма, который старательно пытались отправить в небытие, а потому тянули до последнего с казнью Эрнста Тельмана. Именно они одели, обули и вооружили ту огромнейшую армию, что победным маршем прошлась по Европе, ту армию, что должна была сломить сопротивление рабочего класса и пробить самое сердце революции своим вторжением в Советский Союз. 

 Однако решимость рабочего класса, который был готов платить кровью за каждую пядь земли, с таким трудом ранее отбитой, который был готов сложить головы в борьбе за завоевания Октября, не знала границ. СССР стал оплотом социализма. Пролетариат, ведомый Рабоче-Крестьянским правительством и ВКП(б), бился и на фронте, и в тылу, самоотверженно держа фронт и сначала всеми силами останавливая его откатывание на восток, а затем и постепенно двигая его на запад. Под красным знаменем с золотыми серпом и молотом в одном строю стояли сознательные рабочие и крестьяне всех национальностей — русские, белорусы, украинцы, прибалты, кавказцы, поляки, тувинцы, монголы, калмыки и многие другие, даже немцы. Марксистская философия сплотила их вокруг себя. Она скинула лживые оковы идеологий, религий, расовой вражды, классовой эксплуатации, поставив вместо них науку, честность, интернационализм, равенство и товарищество. Однако и после войны советский народ совершил не менее героический поступок — полностью разрушенную страну, понесшую колосальные людские и материальные потери, удалось восстановить всего за четыре года. В ходе войны СССР потерял 18 миллионов человек. Было разрушено 1710 городов, 70 000 сёл и деревень. Было выведено из строя 32 000 фабрик и заводов. Было уничтожено 65 000 километров железных дорог, 98 000 колхозов и 1 786 совхозов, а также 2 890 моторно-тракторных станций. Кроме этого, погибло 7 миллионов лошадей и 17 миллионов единиц крупного рогатого скота. Советское правительство затратило только в денежной форме 582 миллиарда рублей (в ценах 1939 года), что составляет 110 миллиардов долларов, а с учётом инфляции (а это примерно 1684,51%) — 1 триллион 852 миллиарда 400 миллионов долларов. 

 Несомненно, героем всей Великой Отечественной войны стала не армия и не обезличенный буржуазной пропагандой советский народ, но весь сознательный рабочий класс и пролетариат, что смог создать, а затем и отстоять в смертельном бою первое во всех отношениях социалистическое государство посредством органов классового господства: посредством Красной Армии и Военно-Морского флота, посредством Рабоче-Крестьянского правительства, посредством Коммунистической партии. Рабочие показали невозможную для капитализма скорость развития производительных сил, и страна, что не могла нормально воевать на второстепенном фронте Первой мировой империалистической войны, в годы Великой Отечественной войны выстояла и одержала безоговорочную победу на фактически единственном до 1944-го года фронте Второй мировой войны, сначала империалистической, но затем и Отечественно-революционной для рабочих всего мира. Всенародное социалистическое плановое хозяйство победой в войне доказало, что капитализм — ему не ровня. Оно разорвало путы хаоса капиталистического производства. Оно ликвидировало оторванность рабочих от результатов своего труда, заставив их работать с пониманием значения их работы. Оно ликвидировало неравенство в вознаграждении труда. Оно объединило всю экономику под единым госпланом, что позволило обеспечить грамотное управление ею на протяжении не только войны, но и мирной эпохи. Пусть дальнейшее предательство КПСС и погубило эту систему, пусть рабочий класс утратил сознательность, пусть это и привело к одной из величайших трагедий в истории человечества — к гибели СССР, мы должны учесть опыт и практику прошлых поколений коммунистов всего мира, пропитанные как славой побед, так и горечью поражений. Впереди нас ждёт не менее грандиозная работа, что завершится триумфом не менее величественным — установлением рабочего государства.

Arbeiter, Bauern, nehmt die Gewehre,

nehmt die Gewehre zur Hand!

Zerstampft die faschistischen Räuberheere!

Setzt alle Länder in Brand!

Pflanzt eure roten Fahnen des Sieges

auf jede Schanze, auf jede Fabrik!

Dann blüht aus den Asche des letzten Krieges

die sozialistische Weltrepublik!

 

 Вечная слава и почёт всему советскому народу, его армии, его партии, его вождям! Вечная слава и почёт сознательному пролетариату всего мира, самоотверженно бившемуся и продолжающему биться на всех пяти континентах! 

 

 Пролетарии всех стран, соединяйтесь!

Тыл — фронту.png

Список литературы:

• Большая советская энциклопедия. «Первая мировая война»

http://gatchina3000.ru/great-soviet-encyclopedia/bse/087/877.htm/

• Помнить уроки прошлого

• https://beldumka.belta.by/isfiles/000167_683797.pdf

Особенности производства и снабжения стрелковым оружием в России в годы Первой мировой войны как фактор формирующий специфику военных действий Гражданской войны

http://www.oboznik.ru/?p=58645

 

• Всемирная историческая энциклопедия «красная армия»

https://w.histrf.ru/articles/article/show/krasnaia_armiia

 

• Статистические динамические ряды 1913-1951 http://istmat.info/files/uploads/40054/rgae_1562.41.65_statisticheskie_dinamicheskie_ryady_1913-1951.pdf

 

• Симонов Н. С.

Военно-промышленный комплекс СССР в 1920–1950-е годы: темпы экономического роста, структура, организация производства и управление

Главы 2-4

http://rufort.info/library/simonov/simonov.html

• Исаев Алексей Валериевич. Десять мифов Второй мировой

http://militera.lib.ru/research/isaev_av2/04.html

 

• Главное артиллерийское управление

Министерства Обороны СССР АРТИЛЛЕРИЙСКОЕ СНАБЖЕНИЕ в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг. Издательство Главного артиллерийского управления Министерства Обороны СССР, Тула – 1977 https://www.soldat.ru/doc/mobilization/mob/index.html

 

• Статистический сборник: Народное хозяйство СССР в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.

• История второй мировой войны в 12 томах, том 12

• Великая отечественная война в 6 томах, том третий, четвертый

http://militera.lib.ru/enc/1/all/com/n54840/index.html#books

• Британская энциклопедия «Людские и материальные утраты Второй мировой войны» https://www.britannica.com/event/World-War-II/Human-and-material-cost